Я думала у меня выкидыш

Я думала у меня выкидыш

Выкидыш без чистки

Девочки, такая ситуация, подскажите, кто знает или проходил через подобное. Я живу в Израиле — тут не чистят и не пичкают лекарствами и к врачам попасть не быстро. Анебриония. Вчера вернулась с больницы, приехала туда с кровотечением и болями, плодное яйцо вышло само, чистку не делали, выписали с дигнозом по УЗИ — матка с неоднородным жидким содержанием. Сказали прийти на повторное УЗИ после месячных, никаких лекраств не назначили, разрешили пить не часто обезболивающее. Сегодня поднялась температура до 37,3, при выписке, кстати она была такая же, не обратили на это внимания никакого. Сама себе назначила антибиотик, т.к. понимаю, что вполне может произойти инфицирование , шейка же приоткрыта. Матка и весь низ живота болит. Кровит средне, состояние физическое ужасное — слабость и слабость. Про душевное молчу. Кто знает, сколько так может кровить, как долго длятся выделения, и когда могут прийти месячные или считать, что это они и есть? Не знаю, а спросить не у кого. Такое бесслилие — хочеться убиться об стену. Чем себя поддержать, может какие-то рецепты народной медицины? Очень не хочу осложнений.

как не»чистят»? я не стану вас пугать,но температура это не есть хорошо!Я прсшла через выкидыш, у меня все тоже вышло само,но мне делали узи и ничего не осталось,мне повезло,обошлось без чистки. Я бы обратилась куда-то в частную клинику,если есть что-то в матке, я думаю может пойти заражение:(

У меня тоже был выкидыш на 5-6 неделях. Без чистки, все само вышло. Кровило чуть больше чем при обычных месячных, чуть больше недели может, мазало потом еще несколько дней (обычные месячные у меня дней 5, не больше). Антибиотики курс я пропила по назначению врача, УЗИ потом сделала еще раз после месячных (ну т.е. после вот этих самых выделений после выкидыша). У меня все обошлось благополучно, но врач моя меня поругала, что мне чистку не сделали (хотя лично я против и до сих пор, учитывая квалификацию врачей, которые эту чистку мне должны были делать в стационаре). Температура при выписке из больницы у меня также была около 37, но почти сразу дома опустилась до нормы и чувствовала я себя хорошо.

Это и есть Ваши М. Они согут быть 7-8 дней. Потом делайте узи, если все чисто, значит все Окей. если нет, значит чистка. Природа должна все сама сделать.!

Я ничего не принимала. Все само вышло, но было очень плохо. Через 10-15 лней все пройдет. у меня там после ЗБ 2 недели болело.

Я ничего не принимала. Все само вышло, но было очень плохо. Через 10-15 лней все пройдет. у меня там после ЗБ 2 недели болело.

От того момента как я узнала о ЗБ до УЗИ, когда мне сказали, что все вышло прошло 1,5 месяца. 2 недели ждала пока само выйдет все, не вышло.Делала медикаментозный аборт, кровило 2 недели. Еще 2 недели остатки выходили. Чистку никакую не делали. Никаких таблеток не принимала, единственное ПА только в презервативе разрешали. Ну и на УЗИ каждую неделю ходила, т.е. контролировали меня, но давали организму самому справиться. Беременнеть разрешили сразу после цикла с выкидышем. У тебя это и есть месячные и новый цикл. Держись Милая, мы все с тобой! И не бойся, заграницей чистка считается крайней мерой, врачи лишний раз не вмешиваются и не пичкают таблетками, чтобы женщина поскорее смогла снова забеременнеть.

Ахренеть просто! Просто ппц. Может в Россию приехать к врачу?

у меня был В на 6-7 неделях. Тоже все вышло само. Про ТТ не помню уже, но после больницы тоже кровило. Меня не чистили. Я сама отказалась. И вообще из больницы ушла. Врач мне прописал антибиотики, я их пропила. УЗИ тоже сделала, матка чистая.
Вам бы на узи сначала, а потом решать, что делать. Потому что могут быть проблемы и надо об этом думать заранее.

Хорошие у вас врачи, не то что наши — чистят сразу и фиг потом эндик восстановишь. у меня 2 раза само выходило без чистки — обильные выделения, матка сильно сокращалась, слабость, ТТ тоже была слегка. После ходила на узи — все вышло. Антибиотики один раз пила — заработала себе дисбак приличный, второй не стала. Удачи! все будет хорошо!

У меня без чистки само всё выходило, со дня выкидыша дня 3 лило, потом мазало всё вместе 11 дней. Сразу на следующий день по узи посмотрели всё вышло, срок был 5-6 недель. Так что не надо ждать конца кровотечений что бы проверить что там осталось. Такая температура не страшно, самое главное что-бы до 37,8 не поднималась. Антибиотики обязательно.

Т.е. выше 37,8 не поднималась.

Спасибо, девочки всем, кто откликнулся. Пока выделения, боли меньше, ТТ нормализовалась, пойду к врачу с новой недели. Конечно, ситуации бывают разные, нужно УЗИ. Врач в больнице честно сказал, что чистка — это самая крайняя мера и она несет очень много рисков, начиная с того, что может быть поврежден эндометрий и восстанавливать его может быть трудно или даже невозможно и если хоть в одном маленьком миллимитровом месте эндик соскребут до мышечных волокон матки,то это уже называется перфорация, т.е. почти дырка и тогда в будущем это бесплодие. Меня смотрели за сутки пребывания в больнице 4 врача и все в один голос говорили то же самое. Никто на себя не взял ответственность, сказали — ждем, должно само все выйти. Единственно никто не сказал, как это будет происходить. Спасибо еще раз всем, я реально стала спокойнее.

А у нас чистят всех направо и налево. У подруги был выкидыш в 8 недель, пока доехали до больнице все вышло, но ни НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ ПОЧИСТИЛИЮ теперь куча проблем, следующая беременность — внематочная.
У меня была анэмброния на сроке 6-7 недель, все само вышло, хотя у нас собирались чистить, но я отказалась, правда пропила несколько дней антибиотик.

У меня был выкидыш на 10 неделе. Вышло все само (выделения около 10 дней были), по совету вменяемого гинеколога ничего не чистили, антибиотики не назначали. Организм справился сам. Пила только крапиву первые 2-3 дня. Без чистки организм быстрее восстанавливается и меньше проблем в дальнейшем возникает. Но у нас большинство врачей за чистку, по другому они работать просто не умеют.

ellavagyan ( 4 апреля 2013 — 14:23) писал(а):

Практический форум о настоящей любви

Я хочу выкидыша.

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Настя1990 » 12 июн 2014, 11:35

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение OlgaSm » 12 июн 2014, 13:09

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Tatiana3083 » 12 июн 2014, 16:36

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение L26 » 14 июн 2014, 01:25

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Настя1990 » 16 июн 2014, 01:01

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Анкоридж » 16 июн 2014, 06:16

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Heather » 16 июн 2014, 13:01

Re: Я хочу выкидыша.

Сообщение Нина Вишневская » 16 июн 2014, 13:04

Настя,Ваш путь сейчас в Храм.
Если нет сил для покаяния-просто идите,стойте,смотрите,слушайте,плачьте,но обязательно в Храме.
Это уже само по себе начало излечения-дорога в Храм.

Вы потеряли часть себя.
Физически потеряли.Но сначала были внутренние потери.
Вы не понимали своих потребностей.Вы пытались понять НЕ себя.
Вы не жалели себя,Вы хотели выкидыша-он произошел.

Растите над собой.
Ничего по-настоящему своего и по-истиному своего просто так в жизни не бывает.Не валится ниоткуда.
В каждом человеке спрятан титанический труд родителей.Мы все перед ними в неоплатном долгу.
А еще бойтесь своих желаний-они могут сбыться.И перед тем,как попросить Бога о чем-то нужно думать не только о себе.
Депрессию свою Вы сами построили.По кирпичику собрали уже стену.И только Вы можете захотеть вылечить себя.
Захотите это сделать.Покаяние дает такую возможность.
Желаю Вам здоровья.

У меня был выкидыш?(

Вчера целый день сильно болел живот. Крутил, резал.

Сегодня собираемся к 10 утра на утренник детский. Одеваюсь и муж говорит что у меня месячные начались. Я думала что шутит. Посмотрела и правда. А ведь они у меня 2 недели назад закончились.

Был п/а без защиты… Целый день разбитая, голова, низ живота болит(((. Пошла прокладку поменять а у меня там какое-то месиво коричнево красное.

Лежу на диване а муж мои мысли в слух произнёс: Может у тебя выкидыш?

У меня один раз был на раннем сроке до 1 берем. 2 недельки было… сама узнала, когда выкидыш произошёл.

Вот сижу и низ живота болит, тянет, ноет… боюсь в больницу идти((( Но если завтра не пройдёт, то придётся поехать.

У кого похожее было? Может это что-то другое? Может признак болезни женской какой-то?

У меня случился выкидыш

Я даже не планировала эту беременность.

Все получилось случайно. Я помню смесь ужаса и счастья, которую я испытала, глядя на положительный тест. Эта была моя первая беременность, мне было 25 лет, мы с моим тогда еще парнем были совершенно не готовы к детям — но мы все равно были рады.

На следующий день я побежала к гинекологу — и она, нахмурившись, сообщила мне: тонус матки, угроза выкидыша. Постельный режим, дюфастон, папаверин.

Читать еще:  Реабилитация после раннего выкидыша

Я была очень дисциплинированной беременной. Я взяла больничный, честно лежала дома и принимала все назначенные лекарства.

Но это не помогло.

Однажды утром я проснулась, пошла в туалет — и обнаружила на белье ярко-красное кровавое пятно.

Шла 12-я неделя моей беременности, и мы уже придумали имена для мальчика и для девочки.

Я вызвала скорую. Две уставшие женщины, приехавшие через час, велели мне собираться.

В скорой невыносимо трясло и воняло бензином. Следующий час я провела в приемном покое, прислонившись к грязной зеленой стене. После осмотра (грубо и больно) меня отвели в палату, где лежали еще 7 беременных, все тоже с угрозой выкидыша.

Уколы, таблетки, постельный режим. Я разговариваю с малышом и прошу его остаться. Я готова ради этого на что угодно. Я готова лежать хоть все оставшиеся 6 месяцев. Пусть даже в этой больнице, где один туалет на весь этаж.

Но и это не помогает.

Следующим вечером, после отбоя, я встаю, чтобы сходить в туалет. И чувствую, что по моим ногам что-то течет. Течет сильно. И много. Я в панике колочусь в дверь ординаторской. Мне нехотя открывают, я умоляю позвать врача. Жду в коридоре. Плачу.

Врач приходит, молодая, уставшая. Молча осматривает меня.

Потом снимает трубку и звонит кому-то. «Выкидыш в ходу, готовьте операционную».

И пока я вою «неееет», она заполняет бумаги.

Приходит медсестра, берет меня под локоть и начинает ворковать: «Ничего, сейчас почистим, все будет хорошо. Молодая, родишь еще. А наркоз какой делаем — обычный или полегче? После обычного тяжело, голова болеть будет. А если полегче, то надо бы заплатить. Десять тысяч. Как нету? А восемь? И восьми нету? Ну тогда извини, но имей в виду, что будет плохо».

Мне и так очень, очень, очень плохо. Я не хочу, чтобы стало еще хуже. И я звоню своему парню и прошу его привезти эти деньги.

После выскабливания я прихожу в себя на своей койке со льдом на животе. Очень больно. С утра девочки в палате жалуются, что меня привезли ночью и свалили на койку как мешок с картошкой. Разбудили их шумом.

Они сторонятся меня, как прокаженной. Наверное, боятся, что выкидыш заразен. Одна, самая бойкая, рассказывает кому-то по телефону: «Если бы со мной такое случилось, я бы их тут всех засудила! А не плакала бы в углу!»

Через три дня меня выписывают. Врач гововорит: «Не переживайте, по статистике, 20% беременностей так заканчиваются. Это лучше, чем родить урода».

Я неотрывно думаю: почему? Что я сделала не так? Может быть, это случилось потому, что я пила алкоголь, когда еще не знала о беременности? Может быть, из-за авиаперелета (я летала в командировку на очень раннем сроке)? Может быть, из-за моих мыслей о том, что я не готова к детям? Может быть, надо было скандалить с врачами, как та девушка из моей палаты? Я виновата, я виновата, я виновата кругом.

Мне совершенно не с кем об этом поговорить. Все пожимают плечами: родишь еще, молодая же. И только потом знакомые женщины начинают рассказывать: со мной тоже это было. Коллега признается, что у нее было три выкидыша — и до сих пор нет детей. Другая рассказывает, что потеряла ребенка на 20-й неделе, с тех пор прошло 25 лет — и за эти годы не было ни одного дня, когда она не думала о своем потерянном ребенке.

Ужасные, тяжелейшие истории — и их гораздо больше, чем я предполагала. И при этом никто об этом не говорит. Все делают вид, что ничего не случилось. Никто не говорит о том, что это — потеря. Настоящая, болезненная потеря. Даже если твоему ребенку не было и 12 недель.

С момента моего выкидыша прошло уже 9 лет. Но до сих пор, если я проезжаю мимо той больницы, у меня сжимается сердце.

От редакции. Если у вас произошла похожая трагедия, и вам не с кем поделиться, или если вам удалось хотя бы отчасти справиться с пережитой болью, и вы хотите оказать поддержку другим женщинам — напишите нам в редакцию свою историю. В ближайшее время мы также опубликуем интервью с перинатальным психологом о переживании утраты в результате потери ребенка.

У меня случился выкидыш

Я даже не планировала эту беременность.

Все получилось случайно. Я помню смесь ужаса и счастья, которую я испытала, глядя на положительный тест. Эта была моя первая беременность, мне было 25 лет, мы с моим тогда еще парнем были совершенно не готовы к детям — но мы все равно были рады.

На следующий день я побежала к гинекологу — и она, нахмурившись, сообщила мне: тонус матки, угроза выкидыша. Постельный режим, дюфастон, папаверин.

Я была очень дисциплинированной беременной. Я взяла больничный, честно лежала дома и принимала все назначенные лекарства.

Но это не помогло.

Однажды утром я проснулась, пошла в туалет — и обнаружила на белье ярко-красное кровавое пятно.

Шла 12-я неделя моей беременности, и мы уже придумали имена для мальчика и для девочки.

Я вызвала скорую. Две уставшие женщины, приехавшие через час, велели мне собираться.

В скорой невыносимо трясло и воняло бензином. Следующий час я провела в приемном покое, прислонившись к грязной зеленой стене. После осмотра (грубо и больно) меня отвели в палату, где лежали еще 7 беременных, все тоже с угрозой выкидыша.

Уколы, таблетки, постельный режим. Я разговариваю с малышом и прошу его остаться. Я готова ради этого на что угодно. Я готова лежать хоть все оставшиеся 6 месяцев. Пусть даже в этой больнице, где один туалет на весь этаж.

Но и это не помогает.

Следующим вечером, после отбоя, я встаю, чтобы сходить в туалет. И чувствую, что по моим ногам что-то течет. Течет сильно. И много. Я в панике колочусь в дверь ординаторской. Мне нехотя открывают, я умоляю позвать врача. Жду в коридоре. Плачу.

Врач приходит, молодая, уставшая. Молча осматривает меня.

Потом снимает трубку и звонит кому-то. «Выкидыш в ходу, готовьте операционную».

И пока я вою «неееет», она заполняет бумаги.

Приходит медсестра, берет меня под локоть и начинает ворковать: «Ничего, сейчас почистим, все будет хорошо. Молодая, родишь еще. А наркоз какой делаем — обычный или полегче? После обычного тяжело, голова болеть будет. А если полегче, то надо бы заплатить. Десять тысяч. Как нету? А восемь? И восьми нету? Ну тогда извини, но имей в виду, что будет плохо».

Мне и так очень, очень, очень плохо. Я не хочу, чтобы стало еще хуже. И я звоню своему парню и прошу его привезти эти деньги.

После выскабливания я прихожу в себя на своей койке со льдом на животе. Очень больно. С утра девочки в палате жалуются, что меня привезли ночью и свалили на койку как мешок с картошкой. Разбудили их шумом.

Они сторонятся меня, как прокаженной. Наверное, боятся, что выкидыш заразен. Одна, самая бойкая, рассказывает кому-то по телефону: «Если бы со мной такое случилось, я бы их тут всех засудила! А не плакала бы в углу!»

Через три дня меня выписывают. Врач гововорит: «Не переживайте, по статистике, 20% беременностей так заканчиваются. Это лучше, чем родить урода».

Я неотрывно думаю: почему? Что я сделала не так? Может быть, это случилось потому, что я пила алкоголь, когда еще не знала о беременности? Может быть, из-за авиаперелета (я летала в командировку на очень раннем сроке)? Может быть, из-за моих мыслей о том, что я не готова к детям? Может быть, надо было скандалить с врачами, как та девушка из моей палаты? Я виновата, я виновата, я виновата кругом.

Мне совершенно не с кем об этом поговорить. Все пожимают плечами: родишь еще, молодая же. И только потом знакомые женщины начинают рассказывать: со мной тоже это было. Коллега признается, что у нее было три выкидыша — и до сих пор нет детей. Другая рассказывает, что потеряла ребенка на 20-й неделе, с тех пор прошло 25 лет — и за эти годы не было ни одного дня, когда она не думала о своем потерянном ребенке.

Ужасные, тяжелейшие истории — и их гораздо больше, чем я предполагала. И при этом никто об этом не говорит. Все делают вид, что ничего не случилось. Никто не говорит о том, что это — потеря. Настоящая, болезненная потеря. Даже если твоему ребенку не было и 12 недель.

С момента моего выкидыша прошло уже 9 лет. Но до сих пор, если я проезжаю мимо той больницы, у меня сжимается сердце.

От редакции. Если у вас произошла похожая трагедия, и вам не с кем поделиться, или если вам удалось хотя бы отчасти справиться с пережитой болью, и вы хотите оказать поддержку другим женщинам — напишите нам в редакцию свою историю. В ближайшее время мы также опубликуем интервью с перинатальным психологом о переживании утраты в результате потери ребенка.

Опыт мамы, пережившей выкидыш

Я много раз задавалась вопросом, почему Я, почему У МЕНЯ. Почему у меня произошел выкидыш, ведь для него не было никаких причин. Почему я, молодая и здоровая, потеряла своего первого ребенка? Сейчас это уже не важно. К тому же, ребенком он был только для меня. Для врачей – тем, что даже эмбрионом назвать сложно: слишком маленький срок.

Беременной я себя осознавала несколько часов, а приходила в себя от потери несколько месяцев. С того времени прошло два года, сейчас у меня растет здоровый ребенок. И только сейчас я решилась поделиться с читателями своими переживаниями и рассказать, что помогло мне не сойти с ума в то страшное время. Надеюсь, что мой рассказ поможет хотя бы одной женщине, оказавшейся в такой ситуации. Первое, что я хочу посоветовать тем, кто пережил подобную трагедию – не держите горе в себе. Для начала — говорите.

Читать еще:  Изменения после выкидыша

Зачем нужно об этом говорить?

Через день после больницы я встретилась с подругой и рассказала ей все, что произошло. Я рыдала, и она плакала вместе со мной. В психологии есть термин «контейнирование», то есть слушатель, как контейнер, принимает на себя часть эмоций рассказчика. Такой человек необходим в трудный период. Не стесняйтесь отнять его время и выкладывать ему все, что у вас наболело, ведь близкие для того и близкие, чтобы поддерживать.

Если вы никому не рассказываете, что происходит в вашей жизни, то не сможете получить ответы на волнующие вас вопросы — ведь люди не будут знать о ваших проблемах. Когда вы рассказываете о том, что потеряли ребенка, кто-то из знакомых может сказать: «И у меня такое было, а потом я родила двоих детей». Никто не посоветует чудо-врача, который в итоге вас вылечит. Мне моего врача именно посоветовали – пара, которая не могла завести детей 15 лет, пока не обратилась к нему.

Если вы стесняетесь рассказывать о своих проблемах в реале, можно высказаться анонимно на форумах, но говорить нужно, чтобы убедиться: вы не одна. Знаменитый Марк Цукерберг признался в интервью, что его жена долгое время не могла родить и пережила несколько выкидышей, но в итоге все получилось. Марк призывает не молчать, чтобы быть не единственными с такой бедой и в ответ на свои откровения почаще слышать о счастливых исходах.

Кому рассказывать?

Конечно, есть люди, которым не стоит знать о вашей беде. За поддержкой нужно идти к тому, кому вы доверяете. Я считаю, что в первую очередь боль от несостоявшегося материнства должен разделить с женщиной ее муж – ведь это их общая боль, одна на двоих. Даже если он замкнется на несколько дней, позже вы все же поговорите и найдете друг для друга слова поддержки.

У многих женщин близким человеком является мама – она всегда поймет и пожалеет свою дочь. Говорить ли о нерожденном ребенке подругам или коллегам, каждая женщина решает для себя сама. Конечно, если живот уже был заметен, но потом ребенка не стало – это трудно скрыть от окружающих, все и так будет ясно. Но если о беременности знали только самые близкие, то не стоит рассказывать об этом всем вокруг. Кто-то посочувствует, а кто-то может и позлорадствовать за спиной.

Иногда проще поделиться бедой с незнакомцем. Когда я ехала из больницы домой, таксист мне похвалился, что у него недавно родился третий ребенок. И, сама не знаю, почему, я ответила: «А я сегодня потеряла своего первенца». Мне не страшно было говорить такие сокровенные вещи этому мужчине, ведь мы с ним больше не увидимся. Оказалось, и у таксиста ребёнок третий, а беременностей у жены было пять. Тогда и закралась надежда: может, и у меня не всё потеряно?

Стоит ли выходить на работу?

Трудотерапия спасла от депрессии не одного человека. Поэтому, как только будут силы, не тяните с выходом на работу. Дома в голове начнёт крутиться: «В чём причина? А какой бы он был?»

На работе можно на 8 часов отвлечься от своего горя, окунуться в дела, пообщаться с коллегами. Кто-то вернулся из отпуска, и делится впечатлениями, кто-то женил сына и показывает фото со свадьбы, кто-то хвастается покупками… Этот поток захватит и отвлечёт от негатива, а горы задач не дадут зациклиться на проблеме. Через три месяца я поняла, что сумела пережить самый сложный период, эта утрата не смогла меня сожрать, я могу жить дальше и снова пробовать стать мамой.

Избавление от вещей

Наши вещи хранят в себе воспоминания о радостных и грустных событиях. Я отлично помню, какие на мне были платье и туфли, когда я попала в больницу. С тех пор я ни разу не надела ни то, ни другое. Но сразу почему-то не выкинула. Как будто эти вещи тоже контейнировали мои эмоции, но я не могла их отпустить.

Когда я носила второго ребенка, мне на глаза часто попадалось это «несчастливое» платье и напоминало мне о неудачной первой попытке. Когда родился мой сын, я избавилась от этих вещей. Конечно, надо было сделать это сразу, лучше не давать своей боли подкарауливать вас в шкафу.

Когда я держала на руках здорового крепкого малыша, я не думала о том, что мне пришлось пережить. Зачем ворошить прошлое, если у меня есть счастливое настоящее? Вот он, мой 3-килограммовый «хеппи энд», прямо сейчас пищит на руках и требует грудь. Если у вас не получилось стать мамой один раз, всегда думайте о том, что когда-нибудь вы будете держать в руках комочек счастья и принимать поздравления от родных и друзей. Самый счастливый день в вашей жизни обязательно наступит! Какая разница, что было когда-то? Однажды и вы окажетесь в эпицентре такого же счастливого дня, принимая поздравления и держа на руках пухлый свёрток. Но для этого нужно выдохнуть, успокоиться и начать жить дальше. Прямо сейчас.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ:

Еще один личный опыт

Мое видео о психосаматике вызвало большой резонанс. Да, у меня было 2 выкидыша. Как я смогла с этим справиться рассказываю в этом выдео. Реальный опыт и четкие рекомендации.

Хотите первыми читать наши материалы? Подписывайтесь на наш телеграм-канал

«Но этот выкидыш все равно навсегда останется со мной. Возможно, у него даже есть светлая сторона — он поможет мне стать более чутким врачом»: рассказ гинеколога о потере собственной беременности

Это было через неделю после того, как я узнала, что у нашего ребенка восьми недель гестации не бьется сердце. Это была наша первая беременность, и я не могу сказать, что она наступила так уж просто.

Я сижу в кабинете репродуктивной эндокринологии и бесплодия. Я здесь работаю. Жуткая ирония в том, что по совместительству я являюсь пациентом этой клиники. Вниз по коридору находится кабинет ультразвуковой диагностики, где и рухнул мой мир.

Я пытаюсь собраться с силами, чтобы прочесть заключение по результатам УЗИ — это одна из моих ежедневных обязанностей. Я просматриваю эти картинки, изображающие идеальные беременности, вижу эти крошечные мерцающие сердцебиения — полные жизни и надежды. Я уверена, эти снимки будут отлично смотреться в Фейсбуке — и они этого совершенно точно заслуживают. И я знаю, что этим парам тоже было непросто на пути к зачатию. В любой другой день я бы без сомнения разделила с ними радость, но сегодня это очень непросто.

Как врач, специализирующийся на теме бесплодия и невынашивания, я хорошо знакома с темой потерь беременностей. Я видела их слишком много — от внезапных кровотечений в первом триместре до мертворождения на поздних сроках. И все эти ужасно несправедливые, необъяснимые, внезапные потери. Я помню их все.

Врачи обучаются тому, чтобы продолжать работать, несмотря на смерть. Это часть нашей работы. Но как пациент я должна признаться, что я настолько запуталась, что даже не знаю, с чего начать.

Как профессионал я знаю, что большая часть выкидышей на ранних сроках беременности происходит из-за хромосомных аномалий плода. Я знаю, что ни моя привычка пить кофе по утрам, ни регулярные пробежки тут ни при чем. Я напоминаю себе, что одна из четырех женщин сталкивается с потерей беременности, и в этом отношении я не уникальна и не одинока. Я пытаюсь верить, что у меня по-прежнему высокие шансы на то, чтобы зачать и выносить здорового ребенка. И я понимаю, что на свете еще огромное количество пар, еще не успевших испытать невероятную радость, какую мы с мужем уже однажды пережили, — от появления второй полоски на тесте на беременность. И тем не менее я никак не могу разобраться в этих чрезвычайно сложных эмоциях, захвативших меня. Я обнаружила — самым ужасным образом, — что я слишком плохо осведомлена о том, что чувствуют пациенты, потерявшие беременность.

Несмотря на всю мою медицинскую подготовку, я облажалась на ранней стадии своей беременности. В конце концов, разве не я должна быть экспертом по беременности? Я ела яичницу по утрам и почти никогда не принимала больше одной таблетки ибупрофена за один раз. Когда я пошла на УЗИ на восьмой неделе, я должна была сразу заметить отсутствие сердцебиения. Когда я назначила себе таблетки мизопростола через несколько дней после этого, я должна была быть готова к той всепоглощающей, неописуемой боли, которую испытала. А на самом деле я потерпела сокрушительный удар.

Первым делом ко мне пришла депрессия. И хотя приложение для беременных на смартфоне сообщило мне, что на том сроке малыш по размеру был не больше одной малинки, он (это был мальчик, как потом подтвердил кариотип) уже изменил меня. Я была опечалена тем, что мой замечательный, достойный муж не сможет стать отцом в тот срок, который мы себе наметили, и что наши родные, которым мы сообщили о беременности, теперь должны разделить с нами горе потери.

Профессиональная часть меня сразу перешла к принятию, рассудив, что по какой-то причине — скорее всего, из-за случайной мейотической ошибки, — этой жизни не суждено было быть. В то же время врачу в моем лице стыдно за то, в какой ярости я была в первые дни после выкидыша. Я была разгневана тем, что набухшая грудь и утренняя тошнота, ставшие своеобразным доказательством того, что внутри меня зародилась и развивается жизнь, задержались и напоминают мне о беременности, которой теперь у меня нет. Я была зла на себя за то, что все еще горюю. Я же акушер-гинеколог, разве я не должна быть выше этого?

Читать еще:  После выкидыша не начинаются месячные

До этого дня я никогда не делилась подробностями своих диагнозов с пациентами. Теперь я задумываюсь: может быть, нужно?

Исследование, опубликованное в 2015 году, показало: знание о чужом опыте выкидыша — подруги или даже знаменитости — улучшает состояние пациенток с потерей беременности (после того, как я провела собственное гугл-расследование, мне тоже стало несколько легче от того, что у меня и у Бейонсе в этом смысле есть похожий опыт).

В этом же исследовании говорится, что только 45 процентов пациенток, потерявших беременность, заявили об адекватной эмоциональной поддержке со стороны медицинского персонала. Как акушер-гинеколог я заинтересована в том, чтобы изменить эти показатели в лучшую сторону.

Поможет ли пациентке пережить выкидыш знание о том, что ее врач прошла через то же самое? Хотелось бы в это верить, но я не уверена. Нас учат тому, что отношения с пациентом должны быть профессиональными и направленными на него, а не на врача. Может ли моя история быть интерпретирована как нарушение границ пациента? Не буду ли я излишне откровенна?

Существующие медицинские труды не дают мне однозначного ответа на эти вопросы. В исследовании с участием врачей первичной медицинско-санитарной помощи раскрытие медицинскими работниками информации в отношении себя произошло в одной трети случаев общения с пациентами. И хотя в большинстве случаев речь идет лишь о непринужденной беседе с пациентом, раскрытие врачом подробностей о себе было признано подрывающим доверие действием. При этом подобное поведение в экстренной и женской медицине пациенты не всегда находят неуместным. Более того, самораскрытие врача они часто считают хорошим подспорьем на пути выздоровления. Так что же делать?

До того, как у меня произошел выкидыш, я часто думала о том, как я буду общаться с пациентками с трудностями с зачатием, демонстрируя им свой растущий живот. Когда я пыталась забеременеть, мне было трудно смотреть на те пары, которые выставляют свою беременность как нечто такое, что не требует никаких особенных усилий. Я думаю, что при подходящих обстоятельствах, когда пациентка захочет узнать о моем опыте, я могу поделиться фрагментами своей истории. Это позволит мне выглядеть более чувствительной и оптимистичной в глазах своих пациенток и при этом сохранить профессиональную дистанцию. Конечно, это поможет мне стать лучше в профессии.

Прошли недели, если не месяцы, прежде чем я смогла преодолеть изоляцию, связанную с пережитым опытом. Друзья и пациентки, которые потеряли ребенка, вне зависимости от того, как давно это было: мне жаль, если на самом деле тогда я не до конца вас поняла. Сейчас я понимаю. Эта боль глубока — и она реальна. Но об этом недостаточно говорят. Знакомые с добрыми намерениями не желают это обсуждать, но они и не знают, что одна из восьми пар в том или ином виде сталкивается с бесплодием и что не все беременности легко получаются и вынашиваются.

Благодаря консультациям со специалистами, близким друзьям, терпению и мольбе я смогла преодолеть свою потерю. Но этот выкидыш все равно навсегда останется со мной. Возможно, у него даже есть светлая сторона — он поможет мне стать более чутким врачом. Я, конечно, не знаменитость, но считаю, что никто не должен чувствовать одиночество после потери беременности.

Шесть честных рассказов женщин, которые пережили выкидыш

В это трудно поверить, но большинство женщин, столкнувшихся с остановкой беременности, испытывают стыд и чувство вины. Проблема масштабнее, чем мы думаем: по свежим данным, до 30% всех беременностей заканчиваются выкидышем.

Об этом рассказывает психолог Джессика Цукер в своем Instagram. Когда-то она сама столкнулась с замерзшей беременностью, а сейчас предлагает всем желающим открыто или анонимно рассказывать о своем опыте.

Мы собрали несколько живых историй о том, как женщина переживает такой опыт. Если вас коснулась такая проблема — помните: вы не одиноки!

Мы собрали несколько живых историй о том, как женщина переживает выкидыш

«Мои выкидыши были настолько физически истощающими. Я неделями истекала кровью в первый раз. Во второй раз я плод абортировала в унитаз. А я должна была вытащить его, чтобы проверить на генетические проблемы. Затем я так сильно истекала кровью, что попала в больницу и потеряла сознание из-за потери крови. Никто не принимал меня всерьез в скорой помощи до этого момента. Был вызван «синий код». Это было ужасно. Мое восстановление в физическом плане заняло недели. Эмоционально намного дольше».

«Это случилось со мной. Почти через 1,5 года после того, как моя первая беременность закончилась потерей моих близнецов, мне перенесли замороженный эмбрион. Я счастливо страдала от тошноты и усталости, пока случайно на работе у меня не началось сильное кровотечение. В клинике мне взяли анализ крови, но не сделали УЗИ, слишком рано, чтобы что-либо увидеть.

В течение следующих часов я наблюдала сгустки размером с ладонь. По крайней мере один, скорее всего два из них содержали сероватый шар, похожий на штуковину, который, я уверена, был эмбрионом. Так что все кончено. Несколько часов кровотечения, тонна слез. Вот так 16 месяцев уколов, таблеток и назначений, для того, чтобы наконец увидеть эти розовые две линии, которые смываются в канализацию.

Иногда мне кажется, что я никогда не смогу держать на руках собственного ребенка».

«Об этом нужно больше говорить. Чем больше я говорю о своем выкидыше, чем больше я говорю о боли и горе, чем больше историй я слышу, тем больше я удивляюсь, что люди держат это в себе. Я все еще чувствую прилив боли, когда люди принижают физическую и психологическую боль, которую я чувствовала, когда мы потеряли ребенка.

«Об этом нужно больше говорить. Чем больше я говорю о своем выкидыше, чем больше я говорю о боли и горе, чем больше историй я слышу, тем больше я удивляюсь, что люди держат это в себе»

Я стараюсь активно практиковаться в подобных разговорах о нашем ребенке, но не чувствую себя комфортно рядом с людьми, которые не понимают. Мне это очень трудно. Кроме того, непрекращающаяся боль в пояснице и матке неделями напоминала мне, что наш ребенок не выжил. Даже если бы я хотела спрятаться от того, что случилось, я не смогла бы. Да, я знаю, что этого не должно было случиться, да, я знаю, что могу забеременеть, да, я знаю, что ребенок, вероятно, был нежизнеспособен. Но все равно иногда чертовски больно. Я все еще плачу, когда думаю о ребенке, который мог бы быть. Этот образ в некотором роде работает как триггер, и я продолжаю проверять свои трусики. Но давайте не будем притворяться, что нам нужно прятаться от боли. Давайте чувствовать эти движения, чувствовать боль. Человек — это человек, независимо от того, насколько он мал».

«Когда я узнала, что у моего сына не было сердцебиения в 16+5, меня ввели в «комнату плохих новостей» и дали 2 варианта: ждать, пока «это уйдет естественно» или медицинское вмешательство. Я выбрала последнее. Мне сказали, что над унитазом будет установлена чаша, чтобы «ловить продукты зачатия», и, учитывая геатационный возраст, будет «узнаваемая ткань организма» моего СЫНА!

Никто! Никто не говорит вам, что вы будете рожать этого ребенка, как будто бы это обычные роды! Никто не говорит тебе правду о том, как это больно! Никто не говорит тебе, сколько крови будет. Черт возьми, моя больничная ванная выглядела как место убийства!

Женщины в Великобритании находятся под присмотром медсестры в гинекологическом отделении, а не акушерки. Из моего опыта и тех, кого я знаю, их оставляют рожать в одиночку с медсестрой, появляющейся только для того, чтобы получить эти чаши, помещенные над туалетом по мере необходимости. Затем они стоят в коридоре с чашами в руках, в которых потенциально могли находиться останки кого-то, кого очень любили и хотели иметь. Женщины остались в ужасе, чувствуя, что они просто еще одна из многих на линии воспроизводства потомства и больше никто.

Никаких слов о потерянном ребенке, просто «эмбриональная материя», отправленная в гуманологию вместе с медицинскими отходами! Плацента доставлена и «по пути» выброшена. Никакого ухода! Ничего, чтобы подавить лактацию, так как ее не рассматривают снова, потому что они медсестры, а не акушерки, никаких советов для мучительных болей в течение нескольких дней!

«Мы должны начать говорить женщинам правду»

Просто «сделайте тест через 4 недели, и если будет отрицательный результат, то вы в порядке» Но этого недостаточно.

Мы должны начать говорить женщинам правду!»

«Завтра моей беременности 20 недель. Когда меня спрашивают, как у меня дела, я отвечаю, что почти всегда чувствую себя беременной. Если я не чувствую этого, я думаю, что что-то пошло не так, и я потеряла ребенка в какой-то момент. 2 предыдущих выкидыша сделали мою беременность безумно трудной, без возможности наслаждаться этим состоянием».

«Две недели назад у меня был второй выкидыш. Я была беременна в течение 5 месяцев из последних 9, беременела дважды и при этом у меня нет ребенка, которого я могу забрать домой. Я так сильно хочу снова забеременеть — и ужасно боюсь, что у меня опять не получится. Я не уверена, что достаточно сильна, чтобы справиться с этим снова. Это так страшно и так тяжело. Ненавижу скрининг.

Не знаю, как я снова это сделаю. Слушать и слышать от других женщин, которые были на той стороне, пережили это и справились, это было лучшей терапией — поэтому мы должны говорить об этом больше».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector