Содержание

У сурмамы выкидыш

В Санкт-Петербурге
январь, 10, 2020 год
2 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

С какими проблемами суррогатные мамы сталкиваются в России

23/08/2012

Мне 27 лет. Я педагог по образованию. Даже успела учительницей поработать. В рождении детей я сейчас вижу свою цель. Я же в многодетной семье выросла. У меня своих детей двое. А как началось? Мне деньги нужны были на жилье. Когда я в 2007 году в первый раз обратилась в программу, у меня был только один свой ребенок.

М уж мое решение не поддержал. И он, и мама, и родственники встали в штыки. Потому что в то время это было вообще страшно, ново. Когда я с первым чужим ребенком приходила к врачам (а их надо предупреждать о том, что ты суррогатная мать), на меня смотрели как на героиню какого-нибудь сериала. Никто не верил, что такое может быть в Тюмени.

Про деньги

Соображение у всех одно. Пусть везде и говорят, что суррогатное материнство — это такая помощь людям, чуть ли не волонтерство, нет, это ошибочное мнение. Я бы тоже хотела сказать, что хочу помочь бездетным, но это лишь одна из мотиваций. Конечно, главное — это денежная сумма. Если бы государство всем нам покупало квартиры, то многие девушки, которые идут на сурматеринство или донорство яйцеклетки, не согласились бы на такие заморочки. У кого-то ипотека на жилье взята, у кого-то кредит на машину. А тут можно выносить ребенка и закрыть эту дырку. Конечно, иногда и бесплатно помогают, но это внутри семьи, как правило. Тёте выносить, племяннице. И то я знаю случаи, когда девушки рожали своим родным, и за это им покупали квартиры.

Про селекцию

Главные критерии — наличие собственного ребенка, возраст от 20 до 35 лет, физическое, соматическое, психическое здоровье. Мало одного желания захотеть. А то знаете ли, много студенток, которые хотят выносить ребенка, чтобы за учебу заплатить, например. Центр по подбору мам строго смотрит, чтобы были родные дети — это закон, нарушать его и сидеть потом никто не хочет. Так что как бы ни хотели молодые и красивые, их в программу не берут.

После обращения в центр семейный тебя заносят в базу. Дальше проверяют гормоны и делают УЗИ. Многие отсеиваются на УЗИ. У нас вот девочка хотела стать сурмамой, у нее родных двое детей. А на УЗИ обнаружили миому матки, и это в 25 лет. Бывает, что гормоны не в порядке. Если все хорошо, то дальше обследуют на гепатит, СПИД, хламидиоз и т.п. После обследований тебя включают в базу данных. И ждешь, когда тебя выберут родители-заказчики. Им дают список, к примеру, из 20 человек. Звонят одной — она передумала, у другой муж не согласен, а без его воли нельзя. Реально из списка остается человек пять. И вот они выбирают: нет, эта старая, 32 года; у этой группа крови отрицательная, может быть резус-конфликт с ребенком; эта после кесарева.

Про мужа

С мужем бывают заминки часто. Нужно согласие его. Некоторые пары не против, чтобы их ребенка вынашивала одинокая женщина, а кто-то не доверяет: вдруг сурмама уведет мужа из семьи? Очень многие заказчицы этого боятся, особенно если мама еще и донором яйцеклетки выступает — ребенок же ее получается. Чаще украинки почему-то боятся: мало ли, что там екнет у этого мужа. Наши попроще, особенно из Москвы, крупных городов. Не боятся.

Про цену

Когда родители меня выбрали, мы никуда не идем, пока не договоримся о вознаграждении. Для тех, кто в первый раз идет на суррогатную беременность, гонорар 300-700 тысяч рублей. Те, кто второй раз чужого рожает, уже просят больше: в среднем 900 тысяч. Оно и понятно: женщина уже с опытом. Она знает, как себя вести, что делать. А, главное, она точно отдаст ребенка. Ведь все этого боятся.

Конкуренция у нас большая. Цены упали очень. Люди стали больше узнавать про это, все больше желающих. По телевидению рассказывают постоянно. Девочки уже так не боятся. Отсюда и падение цен. Если 10 лет назад могли за роды и квартиру сразу дать, то теперь для первых суррогатных родов — 550 тысяч в среднем. Хорошая сумма, но и риск здоровью огромный. Неплохо, конечно, но 10 лет назад было лучше.

Про скидки

Тут родителям нужно знать: если они нашли сурмаму готовую и за 300 тысяч родить, значит, есть у этой девочки какой-то изъян. Семья, скорее всего, неблагополучная, асоциальная. Это точно будет девочка из пригорода, из деревни. Тут ведь как: все девять месяцев — полное воздержание в сексе. Не дай Бог, травма будет ребенку или выкидыш, в первый триместр эмбрион плохо прикреплен. Для мужа всегда это стресс. Девять месяцев по максимуму воздерживаться. Моему мужу нужно памятник поставить. Я к врачам приходила, они говорили: «Катя, таких чистых и невинных не бывает уже». Но я знаю, что некоторым девочкам мужья приносили букет заболеваний всяких. Муж идет на сторону, нагуливает и приносит домой. Потом эту девочку лечат и лечат, бедную. И гонорар она полностью не получает — условия нарушила, а то и ребенок больной. Такое случается в неблагополучных семьях. Так что если девочка соглашается за 300 тысяч рожать, тут точно что-то не так. Эти же деньги за родного второго ребенка государство даст.

Про бизнес

Мы с родителями-заказчиками заключаем договор, в нем прописываются любые форс-мажоры, но если суррогатная мать решит оставить ребенка, никто не сможет помешать. В роддоме он сразу после рождения лежит со своими родителями, но все равно считается ее ребенком. Она в любой момент может отказаться от своих обязательств. Сохранение тайны рождения тоже жестко обговаривается — если проболтаешься, то штрафы огромные. В договоре вообще все предусмотрено: например, ребенок, рожденный с врожденной травмой по вине сурмамы или не по вине. Прописывается сумма при выкидыше на ранних сроках, на поздних, при аборте из-за генетических заболеваний. По закону, родители должны сдавать тест на генетические заболевания, но некоторые категорически отказываются, а потом всплывает. Предусматривается вознаграждение на случай удаления эмбриона и компенсация за удаление матки. Знаете, даже летальный исход обговаривается. И сумма. Но я не помню, я даже думать об этом не хотела. Мама моя, когда договор прочитала, в шоке была, рыдала.

Иногда в договорах прописывают, что пара может передумать и отправить на аборт: мало ли, кризис, развелись. У меня были надежные пары, такого в договоре не писали. А если девочки-сурмамы кидаются в омут с головой и берутся рожать кому попало, то всякое может быть. Разные пары обращаются. Мне звонили, например, просили родить: «Ой, я не хочу потерять свою грудь, свою фигуру, рожать сама не буду». Я таким сразу говорю — до свидания.

Про мучения

Ну, вот когда все обсудили, договор подписали, тогда идем на ЭКО. Процедура искусственного оплодотворения не сложна. Я здесь не страдаю — страдает донор. Не всегда яйцеклетку дает сама заказчица — бывает, что и донора нанимают. Или берут от сурмамы, но очень редко. Яйцеклетку мамы и биоматериал у папы соединяют в пробирке и потом оплодотворяют меня. Это не страшно. Здоровой женщине с нормальными врачами и хорошим биоматериалом родителей хватает одной попытки. Бывает, что парам уже за 40, у них биоматериал не очень хорошего качества.

Дело происходит так. Сначала меня стимулируют гормонами. Бывает, что две-три недели, а иногда — и несколько месяцев. И маму-донора тоже стимулируют, ведь надо, чтобы наши циклы синхронизировались. Пусть девушки не думают, что стать сурмамой так просто. Это постоянные уколы. После стимуляции у женщины-мамы забирают клетки и подсаживают сурмаме. Потом ее должны увезти домой на машине, а дальше — лежи несколько недель. Нельзя заниматься делами, нельзя вставать, ребенка своего, пусть он хоть какой маленький, на руки не возьмешь. Нужно, чтобы с родным ребенком кто-то все время нянчился. Подсадка закрепляется в течение двух недель, все это время нужно лежать пластом, лишний раз не нервничать. Только потом можно узнать, беременна ли. Делают анализы. Иногда узнают, что двойня. Вот у меня во вторые чужие роды была двойня. На этот случай в договоре заранее прописываются условия доплаты за двойню.

Бывает, родители берут для перестраховки двух сурмам, идут на ЭКО, обеим подсаживают яйцеклетку оплодотворенную, а обе эти женщины беременеют. Тогда родители по своим предпочтениям у одной из сурмам детей убирают.

Про самочувствие

По самочувствию чужая беременность отличается. Поначалу может быть конфликт в организме: не своя же кровь. Но я считаю, что все идет из головы. То ли ты со своим ребенком мучаешься, то ли с чужим. Даже роды. Лежишь, зовешь его: «Солнышко, зайка, Маша (Петя, Саша), давай, рожайся». А здесь ты даже не знаешь, как к ребенку этому относиться. Понятно, что ты его любишь уже, разговариваешь с ним, но это не твой ребенок. Ты знаешь, что за дверью сидит женщина, мама его, и сейчас она ребенка заберет. Свои роды на ура проходят. Как говорят врачи: самое главное — это позвать свою лялечку. А этого как позовешь?

Про родителей

А родители. тут кто во что горазд. Кто-то подушки подкладывает, имитирует беременность. Некоторые уезжают якобы в отпуск декретный. Что «мои» родители делали, я не видела, они в другом городе были. Но понятно: если уж я скрываю такие роды, то они-то тем более, им же этих детишек у себя в городе растить.

Про отказ

Вот смотрите, девушка рожает ребенка. Некоторые даже просят, чтобы им его не показывали. Могут показать издалека, если хочешь. Убедиться, что все нормально, ручки-ножки целые. Я принципиально говорю: «Покажите мне ребенка». Хочу знать, что я свои обязательства выполнила. Чтобы потом спать спокойно, я ведь этого ребенка никогда больше не увижу, мне нужно знать, что с ним все хорошо. Его тут же родителям отдают, он с ними в роддоме лежит.

Про ответственность

Знаете, для меня сурматеринство — это уже как смысл жизни. Я сильно поправилась, конечно. Раньше спортом всегда занималась. После первого своего ребенка 46-48 кг весила, а после двойни до 52 кг растолстела. У меня детки родились 3260 и 2800. Представляете, каково это вынашивать? Пускай девушки не рассчитывают на легкие пути. Гормоны, которыми колют всю беременность и до беременности, наносят большой вред здоровью. Я в роддоме таких видела: для себя рожают и вздыхают. Ребенок у них 2800, они специально не ели, чтобы легче разродиться. Смешно!

Про инстинкт

Отдавать трудно было. Особенно помню, как после двойни ходила по палатам, заглядывала к девочкам. Я очень хотела ребенка. Если бы не мои денежные проблемы. Нет, не то чтобы у меня совсем денег не было. У меня машина есть, коттедж строится. Но на жилье не хватает. Если бы не деньги, я бы, наверное, была многодетной матерью.

Про сплетников

Люди плохо реагируют. Соседи у меня разные. В первый раз как-то пожалели все, сильно не спрашивали. Видели, что живот был, а куда ребенок делся потом? Я им говорила, что не хочу отвечать на этот вопрос. Ну и каждый подумал свое. А второй раз врачи, которые клятву Гиппократа давали, «помогли». Они были знакомы с моей соседкой и все ей рассказали. Во дворе это стало новостью дня. «Ах она какая!», «А вы представляете?!». Пальцем тыкали. Сейчас я суррогатные роды не скрываю от друзей, одноклассников. Но и не афиширую. Во многом из-за мужа, он против, чтобы разглашать.

Мне не стыдно. Я, в отличие от некоторых, на поддержку родителей, бабушкину квартиру не рассчитываю. Жилье мамы занимать не хочу. Я ничего плохого не сделала. Это доброе дело, за которое я получила деньги. Я пожертвовала свое здоровье, свою фигуру, чтобы помочь другим.

Про веру

Я верующий человек. В церкви не живу, конечно, но в Бога верю. Недавно передачу смотрела про сурматеринство. Там батюшка говорил, что это грех. В какой-то мере он прав. Да, это продажа детей. Но ведь каждый труд должен оплачиваться. У нас бесплатного нет ничего. А тут ты работаешь девять месяцев 24 часа в сутки. Люди щедро дают мне деньги за то, что я им помогла с их проблемой .

«Биомама шлет фотки: хорошенькие получились». Честные истории суррогатных мам

Мужу не сказала, знала, что будет против

На 36-й неделе беременности я родила на свет двух мальчиков (2400 и 2800), которые были зачаты путем ЭКО. Я подарила жизнь двум новым мужчинам, которых их биологическая мама не могла выносить по медпоказаниям. Она несколько лет назад потеряла ребенка и все функции для вынашивания.

Всем, кто хочет написать, как можно выносить и отдать, отвечу сразу: я знала, на что иду. Дети не мои биологически. У меня даже мысли не было, чтобы не отдать, потому что я знала, что малыши их, и они их ждали намного больше, чем я. А у нас еще все впереди.

Беременная, я с детками разговаривала, как со своими, но когда родила путем КС, смотреть на них не стала – врачи посоветовали.

Я очень рада, что у них все хорошо, родители их очень любят! Папа присутствовал на родах, и такого счастья у мужчины никто из акушерок еще не видел.

Сразу говорю, что никаких материнских чувств к этим детям не было, я знала, на что шла, а люблю я своих родных детей, у меня их двое (3 и 6 лет). Я, если честно, и сейчас о тех детях не часто вспоминаю, потому что даже не видела их, а беременность была настолько тяжелая, что не дай Бог никому. Я наконец-то свободна, нет этого огромного живота, 20 килограммов лишнего веса, изжоги. Я вся в своих детках, так как во время беременности им уделялось мало внимания, физически было очень сложно.

Сначала я мужу не сказала, знала, что будет против. Он узнал обо всем, когда было уже поздно, и очень долго ругал меня за это. Но я пошла на это, так как все равно не работаю, дочка часто болеет, вот и подумала, а почему бы и нет? В итоге и денег я получила мало, и беременность была тяжелая…

Вначале говорила, что никогда больше на это не пойду. А сегодня, когда 10 дней прошло с родов, думаю, а почему бы и нет? Только не двойню! Да и после КС в сурмамы редко берут. И муж голову оторвет…

Про реакцию на препараты мне никто не сказал

Первое, что дают, – это «Прогинова» и «Утрожестан». Это гормоны, эстроген и прогестерон, если быть точной. Реакция организма на эти препараты следующая: на УЗИ виден рост эндометрия. В идеале он должен быть не менее 7 мм. Прогестерон – гормон беременности. Если вы уже вынашивали ребенка, то помните про сонливость и энцефалопатию беременной (это когда тупишь, забываешь слова, названия предметов – забавное состояние). Надо мной весь офис ржал, когда я пыталась объяснить, куда ставить штендер.

Хуже всего – реакция на диффелерин (гормон, угнетающий собственную овуляцию, чтобы ты сама не смогла забеременеть). Ставят его либо одним уколом в ягодицу, либо 5-7 уколов в живот инсулиновыми шприцами самостоятельно (я предпочла первое). Про реакцию на него мне никто не сказал, я с удовольствием поделюсь: поднялось давление, приливы, потливость, беспричинные слезы, раздражительность, бессонница, учащенное сердцебиение – ужас, я два дня не могла понять, что со мной! Потом репродуктолог объяснила эту реакцию одним словом – климакс. Организм вводится в безгормональное состояние и испытывает сильный стресс. Передать это состояние сложно, можно поинтересоваться у бабушек и мам.

Читать еще:  Боль в правом боку после выкидыша

Тяжело стало на 7-8-й неделе беременности: токсикоз дополнялся токсическим гепатитом от приема препарата «Прогинова», он сильно бьет по печени. Тут можно уменьшить дозу, предварительно согласовать это с репродуктологом, отменять его можно только на 17-20-й неделе. Также пить больше воды, если нет отеков.

По поводу неудачных подсадок: некоторые «заказчики» прописывают в договоре несколько плановых подсадок, как правило, не более 3. Но никто не может заставить вас соглашаться на все. Читайте договор внимательно, задавайте вопросы, не подписывайте, пока документ не станет кристально понятным и прозрачным. Если хотите, посмотрите типовое соглашение (их полно в интернете, или, рискну предположить, любая из нас вам поможет), дополните его своими требованиями.

Вынашивала спокойно, а потом как крышу сорвало

Вся беременность прошла очень легко, как и первая. Все было хорошо, я биомаме УЗИ отправляла, анализы отличные были. Я спокойно жила, делала все, что врачи говорили, и все это как-то очень мягко прошло. Когда пришел срок, я родила, нормально, без кесарева или каких-то проблем. Это был мальчик, 57 рост и 3500 вес – идеальный ребенок. Я не удержалась и посмотрела на него, а потом его забрали, чтобы родителям отдать.

Его мама и папа мне потом звонили, она даже плакала, говорили большое спасибо за такое чудо, что теперь у них есть сын. Все деньги я получила после выписки, нормально и без сюрпризов.

Дальше стало намного хуже. Беременность я выносила спокойно, а после родов из-за гормонов меня жутко колбасило. Пока вынашивала, думала, все нормально, я же хорошее дело делаю, и все спокойно было. А потом как крышу сорвало – все время казалось, что чего-то нет, не хватает, как будто пустота какая-то. Чувство, как будто что-то пытаешься взять, а там – пустота.

Ночами даже плакала иногда, думала, как этот мальчик там? У него все хорошо? Он не голодный? Хорошо себя чувствует?

Даже шептала ему, спрашивала: «Как ты там? Ты не болеешь? Не плачешь? У тебя хорошие родители?» Хотя с психологами общались перед переносом, и знала, что не надо так думать и что надо отвлекаться, своим ребенком заниматься, все равно не могла мысли выгнать.

Потом, через 2 недели, позвонила мамочке и предложила ей молоко сцеживать и отправлять – ребенку будет лучше и мне не надо принимать таблетки. Она согласилась, еще месяц я ей отправляла молоко быстрой почтой. Потом я еще позвонила узнать, как там малыш, она сказала, что все хорошо, он здоровый, растет и радуется.

А потом она удалила почту, по которой мы общались, и телефон выключила. Я их понимаю, это правильно, лучше было вообще связи никакие не оставлять, это было бы очень сложно. Так что теперь я не знаю даже, что с малышом, но уверена, что у него все хорошо, потому что у него есть родители, которые его просто обожают.

Муж без работы, а надо на что-то жить

Я думала давно, но решилась после того, как мы остались без денег. Муж остался без работы, живем на одну мою зарплату 15 000 руб. в месяц, за садик надо платить 4000, еще за квартиру надо платить 2500, а ведь на что-то надо жить…

Пообщавшись с некоторыми биородителями, я была просто в шоке. У меня пройдены все анализы, но при этом они требуют, чтобы я прошла все эти анализы по новой, так как их врач хочет посмотреть на мои свежие анализы, а то, что срок этим анализам еще не вышел, его как-то мало волнует. Еще предлагают приехать в Москву на 2-5-й день цикла, потом на 10-12-й день цикла, и все это за свой счет – врач посмотрит, мы подумаем. На прохождение анализов у меня ушло 20 тысяч рублей, для меня это большая сумма.

Био я отвечаю, что для меня это большая сумма и на их прохождение денег у меня нет (не буду же я тратить по 20 тысяч на анализы, которые действительны только месяц), меня обвиняют в том, что я аферистка, что они не собираются мне высылать деньги и не собираются каждой кандидатке оплачивать анализы.

Я не думаю, что сурмамы обеспечены, а био бедные. Раз они пошли на все это, они должны понимать, что это большие финансовые вложения. И почему москвичи не ищут девушек из своего города, а предпочитают из какой-нибудь глухой деревни? Может, я неправильно все поняла о суррогатном материнстве, и мне надо глупо соглашаться на все требования био?

Молюсь за мальчика, которого родила

Я тоже была суррогатной мамой. Мне разрешили жить с ребенком в Москве. Это было мое условие, так как я воспитываю его одна. Дочка осталась с сестрой, а сын, ему 5 лет, жил со мной до самых родов. Потом родные его забрали, я родила и приехала.

Я осталась в трудном положении, поэтому пошла на это. Морально подготавливала себя всю беременность. Когда родила, я просто заплакала. Я понимала, что я людям подарила счастье. Но прошел ровно год, я не могу вычеркнуть из памяти мальчика, которого родила, и молюсь за него… Девочки, кто решается на это, я не осуждаю, но готовьте себя психологически!

Выпила больше таблеток, чем за всю жизнь

Не все легко и просто. Я пила кучу гормональных таблеток для роста эндометрия, для устранения овуляции, а после подсадки таблетки были горстями, а также уколы, так как из-за отсутствия овуляции у меня был низкий прогестерон, что, скорее всего, потом способствовало замиранию беременности на 2-м месяце, а синтетический не усваивался.

Я и «моя» биологическая мать испытали колоссальную психологическую нервотрепку, она похудела на 10 кг, у меня вены на ногах заболели, до сих пор последствия от «Прогеновы». В общем, минусов много.

За эти два месяца, наверно, выпила таблеток больше, чем за всю жизнь. Не стоят 20 тысяч в месяц такой нагрузки на здоровье, и я отказалась от дальнейшего сотрудничества.

Биомама шлет фотки: хорошенькие получились

Положили на стол. «Начали», – скомандовал анестезиолог. И тут начались проблемы: я их предупреждала, что на спине лежать не могу. Но кесарево не делают иначе… Пришлось всей бригаде наклонять стол, «скатывать» малышей в одну сторону и держать. Тем временем я уже закатила глаза. Очнулась с кислородной маской на лице. Оказалось, все это длилось 20 секунд. А мне показалось – час. Но дальше все пошло очень быстро: детей извлекли минут за пять, с разницей не больше двух минут. Я услышала только их писк. Но успокоительное начало действовать, и я решила дремать. Анестезиолог контролировал мое сознание вопросами. Зашивали меня дольше, чем проводили операцию. Помню, начал дико чесаться нос.

Переложили на кровать, повезли в ПИТ. Оказалось, я там последняя из всех. Отходить тяжело психологически – ты видишь свои ноги, а они не двигаются! Страшно. Медсестра обкалывала чем-то, мерили давление автоматическим аппаратом, разрешили попить.

Тем временем чесался уже не только нос, а все тело. Сказали, что такая реакция возможна, нервные клетки «просыпаются» и реагируют на происходящее. Начала мерзнуть. Укрыли. Вставать разрешили, когда смогла пошевелить кончиками пальцев на ногах. Сначала присаживаться, потом сидеть, потом вставать. После 7 часов в кровати я решила рискнуть и встать, потеряла сознание. Давление 90/60, сахар 3,2. В таких попытках я провела сутки, хотя всех уже перевели в послеродовые палаты.

Удивило следующее: нет нашатыря, не дают сладкого, нет каталки, чтобы перевезти в обычную палату на второй этаж. Чего добивались – не поняла. Но отлежалась до 11:00. Повезли меня в кресле, так как слабость была безумная.

Приехали биородители: и плачут, и смеются! Смешные. Все тут же подписали, рассчитались, передали документы. Они уехали в ЗАГС, я пошла спать.

Сегодня третьи сутки. Я хожу уже прямо. Матка не болит, но тянет шов. Обезболивающие уже не нужны, но для подстраховки дали свечи (помогают). Биомама сейчас со своими малышами, пишет, звонит, показала фотки: хорошенькие получились! Завтра домой! Уже очень соскучилась по своим дочкам.

Если у обеих будут двойняшки, четверых нам не поднять

Я познакомилась с первой суррогатной мамой, она мне понравилась, но есть одно но. У нее ребенок-инвалид на коляске. Ему уже 13 лет. Она его периодически носит на руках. То есть выносит из подъезда, сажает в коляску, и потом в обратном порядке. Он уже довольно большой мальчик, весит прилично. Я очень боюсь, что это может спровоцировать выкидыш. А как с ней на эту тему говорить, не знаю. Не хочу делать ей больно, но и не могу допустить потери своего малыша (мы еще не начали, поэтому хочу заранее расставить точки над «і»).

Есть еще одна кандидатка, тоже понравилась. Пожалуйста, не ругайте, я очень хочу ребенка, но у меня возникла мысль, а если вдруг обеим СМ подсадят по 2-3 яйцеклетки и у обеих будут двойняшки? Я реально сужу, четверых нам не поднять. Но если будут четверо, то мы, естественно, возьмем всех четверых, и никакой редукции ни за что в жизни я делать не буду. Но вот заранее как-то можно спланировать, чтобы не было так много?

Я еще раз прошу прощения у всех. Я не сверхнаивна и прекрасно понимаю, что шансы далеко не 100-процентные, что у многих не приживаются эмбриончики. Я, как и все, надеюсь на успех, но боюсь того, что материально не потяну. Деток ведь не только кормить надо, но и учить, развивать и так далее.

Чувство, что ты в заложниках

Моего ребенка выносила сурняня. Само по себе известие, что выносить ребенка сама ты не можешь (этому наверняка предшествуют проблемы со здоровьем и годы обследований, порой очень нелегких и болезненных) – огромный стресс. А когда начинается программа, женщина погружается в нее с головой и концентрируется на выполнении требований врача.

Прием большого количества препаратов по списку по часам и для себя, и для сурняни, постоянные визиты к врачу себя самой и сурняни, пока идет синхронизация циклов, при этом нужно решать бытовые вопросы сурняни, особенно если она приехала из другого города (с ней могут быть дети – так было у нас), при этом еще нужно продолжать работать…

Если наступила беременность, вся эта нагрузка увеличивается троекратно, поскольку сурняне теперь нужно обеспечить определенный режим, покупать продукты, готовить еду и убираться, обеспечивать ее бытовые нужды, гулять с ней, следить за приемом препаратов почти 5 месяцев – а это и таблетки, и уколы.

Выстраивать отношения с по сути совершенно незнакомым, чужим человеком, у которого твой ребенок – чувство, что ты в заложниках.

Все это очень и очень тяжело. И так много месяцев, поскольку эмбрион далеко не всегда приживается с первой попытки. Отношения с мужем уходят на задний план. Любящему человеку и то это выдержать нелегко, сомневающемуся тем более…

Мы с мужем расстались, когда шел второй триместр беременности. Я ушла сама. Было много обид и претензий с обеих сторон, я не выдержала. Мы едва поддерживали хоть какое-то общение, и заканчивала программу я фактически сама. Когда пришло время выплатить гонорар сурняне, с мужем возник конфликт. Ситуацию защитил договор.

Когда ребенку исполнился год, мы развелись. Подал заявление муж. А теперь он просит опять отношений, но я уже этого не хочу и не могу себе представить даже мысленно.

У сурмамы выкидыш

Вы можете подать заявку на участие в программе суррогатного материнства, и выносить ребенка бесплодной паре.

Хочу стать донором яйцеклеток

Доноры яйцеклеток всегда остаются анонимными, то есть пара, которая использует биологический материал.

Выкидыши и замершая беременность

Всем парам, проходящим курсы ЭКО или ИКСИ, известно, насколько высок риск замершей беременности даже после удачной процедуры. К сожалению, с этим сталкиваются многие пары, и редко кто всерьез задается вопросом: «Почему так происходит?», ведь замершая беременность рушит все надежды и планы, и на любопытство не остается сил.

Однако мы все же постараемся объяснить, почему такая долгожданная беременность закончилась неудачей.

Американские врачи пришли к неутешительному выводу: примерно 1 из 200 пар очень схожа генетически, что препятствует нормальной беременности. Это не означает, что вы состоите в каком-либо родстве – скорее, это просто случайность.

Естественно, что большая часть пар просто не знают об этом, потому что не так часто проходят полное исследование генов. Однако диагностика занимает важнейшее место в лечении бесплодия и выкидышей.

В клиниках Лос-Анжелеса разработали новую методику диагностирования, предназначенную для изучения клеток в потоке и количественного их изучения. Существует несколько распространенных причин выкидышей:

  • Разного рода инфекции.
  • Специфика анатомического строения (аномалии и отклонения репродуктивной системы).
  • Недостаток гормона прогестерона, отвечающего за зачатие и вынашивание ребенка.
  • Нарушения в хромосомах.
  • Выкидыши, которые случались до этого.
  • Сбой в иммунной системе.

Остальное приходится на неизвестный фактор, а это около 15% всех выкидышей.

Исследования и факты

Новые исследования в рамках иммунологии открыли множество интересных фактов о работе защитной системы организма, в том числе – во время беременности. Это позволило врачам приблизиться к ответу на вопрос, почему тело матери отторгает зародыш.

Вся иммунная система держится на клетках крови – лейкоцитах или белых кровяных тельцах, которые и занимаются созданием антител к различным враждебным факторам (например, вирусам). Однако не все из них справляются с задачей верно – например, широко известно, что при различных резус-факторах у отца и матери ребенка лейкоциты принимают зародыш за инородное тело и атакуют его, часто вызывая выкидыши.

И если именно лейкоциты отвечают за выкидыш, то без лечения ваши шансы на зачатие существенно снижаются, т.к. иммунная система возводит «круговую оборону», препятствуя вынашиванию беременности. В таком случае после 3 выкидышей у вас всего 30 % на успех, а после пятого случая замершей беременности – всего 5%.

Кто виноват?

Существует ряд специфических клеток и компонентов, отвечающих за иммунную систему в период беременности:

Антифосфолипидные антитела

Фосфолипид отвечает за объединение, «склеивание» клеток – это компонент клеточной мембраны. Соответственно, антифосфолипидные антитела мешают клеткам объединяться в группы, «расклеивая» их.

Это может приводить к ряду серьезных последствий: разрушению сосудов изнутри, образованию тромбов, сужению сосудов. Все это в случае беременности приводит к помехам в поступлении крови, обогащенной кислородом, к зародышу, что часто заканчивается его гибелью или рождением неполноценного ребенка.

Кроме того, фосфолипид играет очень важную роль в начальном формировании плаценты, чья задача – удержать плод. При их недостаче или активно действующих антителах нарушается сам процесс создания плаценты, а впоследствии это сильно сказывается на питании плода.

После каждого выкидыша количество антител увеличивается примерно на 10%, что сильно уменьшает шансы на вынашивание беременности. Это не болезнь сама по себе, однако у некоторых женщин могут наблюдаться заболевания иммунной системы.

Как лечить?

Главное – это своевременная и точная диагностика, позволяющая выявить причину выкидышей. В идеале, лечение проводится еще до наступления беременности. Врачи назначают аспирин и гепарин в очень строгой дозировке – до зачатия и все течение беременности женщина должна принимать эти препараты.

Антинуклеарные антитела

Ядро – это самая важная часть клетки, отвечающая за ее функции и их регулировку, а также содержащая генетическую информацию, отвечающая за синтез РНК-молекул и обеспечение синтеза белка.

Некоторые люди с рождения имеют специфические антитела к некоторым компонентам клетки, в частности – к ядру клетки. Врачи пока не выяснили причину их образования, однако считается, что они передаются генетически.

Наличие антинуклеарных (реагирующих на компоненты ядра клетки) антител бывает связано с красной волчанкой. У таких пациентов очень высок риск выкидыша, а проблема состоит в диагностике – даже если нет явных клинических проявлений волчанки, могут наблюдаться изменения иммунной системы, схожие с таким заболеванием. Это приводит к воспалению и ослаблению плаценты у женщин и, как следствие, мешает выносить беременность.

Читать еще:  Эффективный метод выкидыша

Как лечат?

Врачи назначают таким пациенткам преднизон, и делается это обязательно до беременности. Препарат препятствует воспалительному процессу, стабилизирует работу клеток и помогает выносить беременность, при этом он не способен проникать через плаценту и не вредит зародышу.

С 1990 года известно, что тироидные антитела, обнаруженные в организме женщины, являются показателем проблем с беременностью. К антитероидным антителам относят анти-тироглобулин и анти-тироид пероксидаза, которые в больших количествах находили во время исследований у женщин с замершей беременностью или выкидышем, особенно если проблемы начинались в 1 триместре. При повторяющихся выкидышах у 67% исследуемых женщин были найдены эти антитела.

Это означает, что их количество имеет прямое отношение к невынашиванию беременности, однако причины появления антител неясны. Существует две гипотезы, имеющие право на жизнь: одна утверждает, что антитела являются признаком гипотиреоза, другая – что они свидетельствуют о скрытом аутоиммунном заболевании или склонности к таковым.

Антитироидные антитела – это показатель того, что Т-лимфоциты работают неправильно. Это приводит к выводу, что у женщин с невынашиванием беременности, у которых обнаружили АТА, беременность не задерживается именно по причине аутоиммунных заболеваний или проблем.

Лечение

До протокола ЭКО таким женщинам вводят иммуноглобулин, чтобы снизить риск выкидыша. В остальном лечения не существует.

Суррогатное материнство

История-копипаста, повествование от первого лица, главный герой истории моя знакомая, если будут возникать вопросы, ответить не смогу, хотя если будет что-то жизненноважное, смогу передать ей вопросы. Много букв. Стиль написания авторский. Автор из Украины.

«Суррогатная беременность.
Как начали.
Мой гинеколог рассказала про 2 варианта суррогатной беременности. Украина и Грузия. Грузия по ее словам была лучшим вариантам, так как вся процедура пройдёт там и зачатие и роды, и с накладным животом мне ходить прийдется совсем немного, так как «рожать» я буду в Грузии и никто из друзей и родственников точно не узнают. С Украиной мол сложнее. Тут нужно имитировать для общественности роды и все такое.
Мы решили, что накладные животы и враньё не для нас. Поэтому мы выбрали Украину.
Так же тонкий момент. Все с самого начала предостерегали, что надо быть очень осторожными с суррогатными матерями, так как они в будущем могут шантажировать и просить деньги, типа угрожать, что расскажет ребенку, что его носила она. А не «твоя» мама.
Эта история нас ещё сильнее убедила в том, что надо делать все в открытую. Мир меняется, медицина развивается и нет ничего постыдного, в том, что кто- то умеющий вынашивать детей, делает это для другого человека у которого эта сторона не так сильна:)
Врача и клинику нам порекомендовала так же мой гинеколог, аргументировав это хорошим процентом приживаемости эмбрионов. Я много гуглила, нашла только непринятую херню, много страшилок и решила, что статистика не самый убедительный аргумент.
Дальше процедура следующая.
В клинике все начинается со знакомствас врачем и выбором программы. А они есть разные от той, где ты сама приводишь например сестру которая выносит для тебя, до «ребёнка под ключ» где сдал генетический материал и получил в роддоме крошку.
Мы выбрали полный пакет, но по факту, для нас об оказался не достаточно полным, расскажу об этом дальше.
Я пишу об Этом так последовательно, но по факту, меня дико трусило в процессе. И самым сложным было то, что врачи очень осторожны в ответах на вопросы и не дают гарантий конечно никаких. Я чувствовала себя очень беспомощной.
Хорошо, что муж ездил со мной на все консультации все время. Я ни разу не оказалась в больнице одна, и это очень важно. Процедура очень эмоционально выматывает. После выбора программы и сдачи анализов, мне начали колоть гормоны для того, чтобы взять яйцеклетки.

Я хороший менеджер и я отнеслась к суррогатной беременности как к проекту. Я решила, что я все организую так, что меня не коснётся ничего из написаного в интернете. Я составила план и решила все планировать заранее. И тут все пошло по п*зде.
Первое. Я решила, что раз мне начинают колоть гормоны и стимулировать рост яйцеклеток, нам пора искать суррогатную маму для малыша. Врачи были против. Я ругалась и обвиняла их в нерасторопности. Они же настаивали на том, что подбор сурмамы мы начнём когда получим эмбрион, прошедший все генетические тесты. На мои вопросы как скоро это будет, они предлагали мне сконцентрироваться на выращивании яйцеклеток.
Уже потом когда мне сделали пункцию и взяли яйца, я поняла почему мне никто не давал сроков. Со мной в палате по очереди лежали 2 женщины. Одна сдавала яйцеклетки больше 10 раз по 20-30 штук за раз и ни одна не подходила для оплодотворения. У второй же, не приживались эмбрионы, совсем. Они с мужем годы делали одно за другим ЭКО и все в пустую. Поэтому врачи не обсуждают будущее дальше чем на один шаг.
Про гормоны. Первая стимуляция.
Готовых к стимуляции фолликул было мало, около 10. Росли они плохо. Мое тело как мне казалось саботировало процесс стимуляции. Я собрала все побочные эффекты от препаратов. Я блевала, у меня выпадали волосы, я не могла посрать (извините люди, которые сейчас не довольны телесностью)
Отдельная история — эмоциональное состояние. Я считаю, что в таких программах обязательно должен быть психолог, который перед началом стимуляции проговорит с парой и объяснит партнеру все что будет происходить с его женщиной. Я превратилась в истеричную ранимую тварь. Я поссорилась со всеми близкими и хотела уйти от мужа. Я натворила столько херни.
Помню сидели в очереди на узи и напротив нас сидел парень, ждал жену. Ко мне подошёл врач и спросил как я. Я ответила, что кроме того, что я засыпаю на ходу, обблевала все на свете и за*бала мужа до состояния развода, все в норме. Муж молча писал письма на ноуте, а парень напротив поднял глаза и так посмотрел на нас, с сочувствием и радостью. Было понятно, что у них ровно тоже самое творится.
Первая пункция так же прошла очень болезненно. Неделю после я не могла ходить толком и боль была такой, что не спасали никакие препараты. На выходе мы получили 3 яйцеклетки. Это очень мало. И 1 женский эмбрион. Этот эмбрион отправился на генетические тесты в Германию.
Теперь для всех кто напуган. Спустя пол года мы решили сделать ещё одну стимуляцию, так как я понимала, что с Ребёнком на руках я не переживу этого.
Пол года до этого я ходила к психологу минимум раз в неделю.
И вторая стимуляция прошла безболезненно, без единого негативного эффекта. И боли после пункции не было никакой. В моем случае эмоциональное состояние сыграло огромную роль.

В процессе стимуляции овуляции я набрала 10 килограмм, 2 ушли через месяц, остальные держались пол года не смотря на ежедневные тренировки. Сегодня я так и не вернулась в догормональный вес. Закачала мышцами объемы. И потом сушилась на свежих соках.
А теперь самый мой болезненный вопрос. Суррогатная мать, что к чему и как?
Меня волновало полное отсутствие контроля. Я понимала, что это посторонний человек который сам себе хозяин. Для особых параноиков есть опция забрать к себе женщину жить. Для нас это было не приемлемо, во первых, на эту работу берут замужних женщин с детьми. И я не хотела разлучать ее с семьёй. Я верю, что чем счастливее проходит беременность, тем спокойнее будет крошка. И во вторых, я боялась, что наблюдение за растущим животом вызовет во мне так много эмоций, что меня унесёт куда- то. Тогда клиника предложила мне прописать в договоре пункты того, что может или не может делать сурмама. Но это совсем чушь конечно. Очевидно все выполнятся не будет, а писать договор ради договора нелепо. Мне хотелось максимально экологично проходящей беременности. Я не хотела «создавать нервы» женщине, внутри которого находится мой ребёнок.
Из того, что мне хотелось контролировать важным пунктом была еда. Тут мы решили, что с начала и до конца беременности, все продукты для беременной покупаем мы. Мы попросили ее не есть мясо и молочные продукты. Но она очень попросила оставить сыр. Его мы оставили. Посылку с едой отправляли раз в неделю. В ней были продукты которые я хотела, чтобы она ела и то, что она заказывала сама, при этом все обсуждалось. Если оказывалось, что ананас или манго не нравились, мы меняли рацион. Дополнительно в посылки мы добавляли продукты для ее детей. Конечно живя с детьми очевидно любая мать будет кормить их вкусняшками. Мы постарались это учесть. С этого мы начали. И да. Я не общалась с ней до родов. Мы не виделись ни разу. Всю беременность, с ней была мой личный ассистент Катя. С самого начала и до выписки из роддома. Дальше я расскажу, как проходил на практике контроль и взаимодействие, и что мы смогли, а что нет, в отношении суррогатной матери.

Отсутствие контроля убивает. Куча вопросов в голове. Как проходит беременность? Не поругалась ли она с мужем? Не подняла ли что- то тяжелое? Не «попаяло» ли ее и не решила ли она оставить нашего ребёнка себе? Как пройдут роды?
Точно могу сказать, что страхи меня отпустили только когда мы выписывались домой из роддома. С момента подселения эмбриона и до момента выписки, я вся состояла из мыслей о том как же там все.
Я себя успокаивала тем, что крошка в итоге пойдёт в детский сад, а потом снимет однушку в центре и контроль я потеряю в любом случае. Мне немного помогала эта логика. Но больше помогала моя Катя. Ещё до подселения эмбриона я попросила своего личного ассистента провести эту беременность в плотном контакте с суррогатной матерью. Катя буквально вместе с ней выносила эту беременность. Тут очень важно то, какого человека просить об этом. Моя Катя очень заботливая и мега параноидальная. Она видит проблему до ее возникновения, и так же она замечает сложности у человека до того как их озвучивают. Катя покупала и отправляла посылки с едой, Катя возила суррогатную маму на маникюр и в кино. Катя отвечала на звонки и сообщения когда той было сложно или возникали вопросы. В итоге они очень сблизились и суррогатная мать даже попросила Катю присутствовать на родах. В итоге рожали мы вчетвером, суррогатная мама, Катя, муж и я.
Мне было проще, все вопросы которые у меня возникали, сразу находили ответ. Плюс Катя, как проводник снижала обоюдное эмоциональное напряжение. Когда меня накрывала истерика, именно Катя была человеком, который приводил меня в чувство.
Серьезно, если вы решитесь на Суррогатное материнство, обязательно найдите человека, это может быть Сестра, Подруга. Человека который будет вашим связным с миром суррогатной Мамы и который так же будет поддерживать ее и помогать ей в течении беременности. Суррогатная мать в процессе беременности тоже находится в постоянном напряжении, страхе и изоляции. У неё есть вопросы которые она боится задавать врачам. По понятным причинам, все мы осторожно относимся к врачам. У неё есть нужды которые она стесняется озвучивать. Она же беременная девочка. Со всеми процессами, эмоциями и гормонами свойственными беременности. Ей реально нужна поддержка.
Нас пугали, что если делать массаж или покупать Конфеты суррогатной матери, она сядет на голову. Я другого мнения. Здоровье и развитие моего ребенка напрямую зависит он ее спокойствия и счастья. Я выбрала сделать эту беременность лучшим периодом в ее жизни. Кстати когда она родила, она очень благодарила Катю, за то, как ей было приятно вынашивать нашу дочь. Мол отличная работа.
По поводу материнского инстинкта, и том что женщина захочет оставить ребёнка. Именно по этой причине клиника, в которой делали мы, выбирает только ту женщин, у которых есть муж и дети. Им очень нужны эти деньги, на них они могут купить квартиру в своём городе или отправить детей учится, все осознают, что это работа. Но, гормонов которые накрывают никто не отменял, дети дома помогают справится с нахлынувшим материнским инстинктом.

А сейчас расскажу о документальной части.
Я не юрист и знаю об этом исключительно в рамках нашей ситуации в Украине.
Мы использовали агенство при клинике как посредника. Именно агенство выбирало сурмаму и занималось подписанием договора с ней. Мы подписали договор с агенством, и выписали на них доверенность действовать от нашего имени, все заверял нотариус. Договор с агенством подписывали мы и суррогатная мама. Мы делали это в разное время, не одновременно. В этом договоре были пописаны права и обязанности всех сторон. Например, если бы мы не хотели чтобы женщина красила ногти лаком (это я брежу), это нужно было бы прописать в договоре.
Мы прописали важные для жизни и здоровья пункты. Даты переезда в Киев (она была иногородней) и компенсацию в случае кесарева или травм. Дальше по доверенности беременностью технически занималось агенство, они выбирали роддом и подписывали все Документы.
Затем, после рождения ребёнка для получения свидетельства о рождении нужно помимо стандартного набора документов принести:

Справку о подсадке эмбриона
Документы на сбор генетического материала у нас с мужем.
Копия отказа от ребёнка;
Копия справки о рождении.
Да. Копию отказа от ребёнка. О необходимости этого документа я узнала примерно за месяц до родов. В роддоме, когда я пришла знакомится с врачами, один из них обронил это. Сказать что я о*уела, это ничего не сказать. Меня било дрожью весь день до вечера.
Но это процедура. Очевидно, поскольку для суррогатной матери эти деньги очень весомы, они подписывают все документы в роддоме, но у меня все ещё есть вопросы к этому пункту. Думаю в момент когда в Украине примут ровный и прозрачный понятный закон о суррогатном материнстве и будет созданы все инструменты и процедуры, большее количество людей будет готово воспользоваться этой процедурой. Пока это выглядит достаточно серым.
Хотя в Англии по закону при суррогатной беременности ребёнок считается твоим только спустя 6 недель после родов. Это обусловлено жесткими законами о правах человека. Это, кстати одна из причин, по которой иностранцы делают это у нас. Ну и цена конечно.

Расскажу вам о том как проходили роды.
Мы не знакомились с суррогатной мамой во время беременности, но мы договорились, что рожать будем вместе, нам очень хотелось быть с малышкой с первой секунды ее явления.
Мы приехали в роддом заранее, познакомились с начмедом и педиатром. Я решила, что мне будет спокойнее если я смогу знать кому звонить в случае чего.
Мы договорились, что суррогатная мама будет лежать в отдельной палате как до родов так и после, мне не хотелось чтоб ее окружили мамашки обсуждающие имена будущих детей и кормящие своих крошек после рождения. Мне хотелось максимально комфортного пребывания в роддоме для неё.
Мы заранее обсудили с педиатром роль каждого из нас в процессе родов. Чтоб никто не был лишним так сказать. Решили что ребёнка принимаю на руки я, мы даём ей подышать и покричать, затем я режу пуповину и мы кладём малышку мужу на грудь. И дальше у нас будет время познакомится.
И по опыту могу сказать, это было реально важно в таком типе партнёрских родов. Мы все принимали участие в процессе и были растерянной, переполненной эмоциями командой.
Роды долго откладывали, крошка не собиралась в мир людей. И когда было уже 40 недель, врач сказал, что у нас есть неделя точно. Муж улетел в командировку, я продолжила работу, но через день, на узи нашу маму попросили переночевать в роддоме. Я позвонила мужу, он поменял билет и прилетел, мы решили что не можем позволить всему произойти пока он будет отсутствовать. И утром следующего дня, мне позвонила Катя и так спокойно сказала, что наверное мы сегодня к вечеру родим. Я вяло начала собирать вещи, по телефону обсуждала собрание в офисе на которое мы ехали, такое было ленивое утро. И потом примерно через час. Катя позвонила снова и сказала нам срочно ехать в роддом, и родим мы мол вот- вот.
Ну вы поняли, не поработали мы в тот день.
И да, по дороге мы позвонили в банк хранения пуповинной крови и они приехали, сделали забор.
Роды прошли быстро и хорошо, мы познакомились, болтали, обсуждали какие вещи в ней изменились во время этой беременности и смеялись от того, что она приобрела некоторые наши привычки. Магия, не иначе:)
Нас оставили втроём, суррогатную маму увезли отдыхать и Катя поехала с ней. Да, суррогатная мама не видит ребёнка и никак не контактирует с ним после рождения.
Потом к нам приехала наша кума с бутылочками и одеждой для крошки и привезла нам кофе на миндальном молоке и кортошкой фри из Мака. Кстати, сурмама после 9 месяцев на здоровом питании сказала, что это было офигенным завершением родов) кофе и картошка фри:)
А теперь главный вопрос-Материнский инстинкт. Вот Малышка родилась. И меня снесло волной любви. Сразу. Я зарыдала от того как много было в эту секунду чувств. 3 дня в роддоме нам дали возможность побыть втроём и привыкнуть. Это кстати было мега важно. В ситуации безопасности и возможного контроля мы быстро разобрались со всеми этими штуками типа памперсов и кормления.
Через некоторое время напишу о том, как мы сейчас проводим время, и чем отличаются первые месяцы с ребёнком, которого выносила не ты. Спасибо за внимание.»

Читать еще:  Селена гомес был выкидыш

«Биомама шлет фотки: хорошенькие получились». Честные истории суррогатных мам

Мужу не сказала, знала, что будет против

На 36-й неделе беременности я родила на свет двух мальчиков (2400 и 2800), которые были зачаты путем ЭКО. Я подарила жизнь двум новым мужчинам, которых их биологическая мама не могла выносить по медпоказаниям. Она несколько лет назад потеряла ребенка и все функции для вынашивания.

Всем, кто хочет написать, как можно выносить и отдать, отвечу сразу: я знала, на что иду. Дети не мои биологически. У меня даже мысли не было, чтобы не отдать, потому что я знала, что малыши их, и они их ждали намного больше, чем я. А у нас еще все впереди.

Беременная, я с детками разговаривала, как со своими, но когда родила путем КС, смотреть на них не стала – врачи посоветовали.

Я очень рада, что у них все хорошо, родители их очень любят! Папа присутствовал на родах, и такого счастья у мужчины никто из акушерок еще не видел.

Сразу говорю, что никаких материнских чувств к этим детям не было, я знала, на что шла, а люблю я своих родных детей, у меня их двое (3 и 6 лет). Я, если честно, и сейчас о тех детях не часто вспоминаю, потому что даже не видела их, а беременность была настолько тяжелая, что не дай Бог никому. Я наконец-то свободна, нет этого огромного живота, 20 килограммов лишнего веса, изжоги. Я вся в своих детках, так как во время беременности им уделялось мало внимания, физически было очень сложно.

Сначала я мужу не сказала, знала, что будет против. Он узнал обо всем, когда было уже поздно, и очень долго ругал меня за это. Но я пошла на это, так как все равно не работаю, дочка часто болеет, вот и подумала, а почему бы и нет? В итоге и денег я получила мало, и беременность была тяжелая…

Вначале говорила, что никогда больше на это не пойду. А сегодня, когда 10 дней прошло с родов, думаю, а почему бы и нет? Только не двойню! Да и после КС в сурмамы редко берут. И муж голову оторвет…

Про реакцию на препараты мне никто не сказал

Первое, что дают, – это «Прогинова» и «Утрожестан». Это гормоны, эстроген и прогестерон, если быть точной. Реакция организма на эти препараты следующая: на УЗИ виден рост эндометрия. В идеале он должен быть не менее 7 мм. Прогестерон – гормон беременности. Если вы уже вынашивали ребенка, то помните про сонливость и энцефалопатию беременной (это когда тупишь, забываешь слова, названия предметов – забавное состояние). Надо мной весь офис ржал, когда я пыталась объяснить, куда ставить штендер.

Хуже всего – реакция на диффелерин (гормон, угнетающий собственную овуляцию, чтобы ты сама не смогла забеременеть). Ставят его либо одним уколом в ягодицу, либо 5-7 уколов в живот инсулиновыми шприцами самостоятельно (я предпочла первое). Про реакцию на него мне никто не сказал, я с удовольствием поделюсь: поднялось давление, приливы, потливость, беспричинные слезы, раздражительность, бессонница, учащенное сердцебиение – ужас, я два дня не могла понять, что со мной! Потом репродуктолог объяснила эту реакцию одним словом – климакс. Организм вводится в безгормональное состояние и испытывает сильный стресс. Передать это состояние сложно, можно поинтересоваться у бабушек и мам.

Тяжело стало на 7-8-й неделе беременности: токсикоз дополнялся токсическим гепатитом от приема препарата «Прогинова», он сильно бьет по печени. Тут можно уменьшить дозу, предварительно согласовать это с репродуктологом, отменять его можно только на 17-20-й неделе. Также пить больше воды, если нет отеков.

По поводу неудачных подсадок: некоторые «заказчики» прописывают в договоре несколько плановых подсадок, как правило, не более 3. Но никто не может заставить вас соглашаться на все. Читайте договор внимательно, задавайте вопросы, не подписывайте, пока документ не станет кристально понятным и прозрачным. Если хотите, посмотрите типовое соглашение (их полно в интернете, или, рискну предположить, любая из нас вам поможет), дополните его своими требованиями.

Вынашивала спокойно, а потом как крышу сорвало

Вся беременность прошла очень легко, как и первая. Все было хорошо, я биомаме УЗИ отправляла, анализы отличные были. Я спокойно жила, делала все, что врачи говорили, и все это как-то очень мягко прошло. Когда пришел срок, я родила, нормально, без кесарева или каких-то проблем. Это был мальчик, 57 рост и 3500 вес – идеальный ребенок. Я не удержалась и посмотрела на него, а потом его забрали, чтобы родителям отдать.

Его мама и папа мне потом звонили, она даже плакала, говорили большое спасибо за такое чудо, что теперь у них есть сын. Все деньги я получила после выписки, нормально и без сюрпризов.

Дальше стало намного хуже. Беременность я выносила спокойно, а после родов из-за гормонов меня жутко колбасило. Пока вынашивала, думала, все нормально, я же хорошее дело делаю, и все спокойно было. А потом как крышу сорвало – все время казалось, что чего-то нет, не хватает, как будто пустота какая-то. Чувство, как будто что-то пытаешься взять, а там – пустота.

Ночами даже плакала иногда, думала, как этот мальчик там? У него все хорошо? Он не голодный? Хорошо себя чувствует?

Даже шептала ему, спрашивала: «Как ты там? Ты не болеешь? Не плачешь? У тебя хорошие родители?» Хотя с психологами общались перед переносом, и знала, что не надо так думать и что надо отвлекаться, своим ребенком заниматься, все равно не могла мысли выгнать.

Потом, через 2 недели, позвонила мамочке и предложила ей молоко сцеживать и отправлять – ребенку будет лучше и мне не надо принимать таблетки. Она согласилась, еще месяц я ей отправляла молоко быстрой почтой. Потом я еще позвонила узнать, как там малыш, она сказала, что все хорошо, он здоровый, растет и радуется.

А потом она удалила почту, по которой мы общались, и телефон выключила. Я их понимаю, это правильно, лучше было вообще связи никакие не оставлять, это было бы очень сложно. Так что теперь я не знаю даже, что с малышом, но уверена, что у него все хорошо, потому что у него есть родители, которые его просто обожают.

Муж без работы, а надо на что-то жить

Я думала давно, но решилась после того, как мы остались без денег. Муж остался без работы, живем на одну мою зарплату 15 000 руб. в месяц, за садик надо платить 4000, еще за квартиру надо платить 2500, а ведь на что-то надо жить…

Пообщавшись с некоторыми биородителями, я была просто в шоке. У меня пройдены все анализы, но при этом они требуют, чтобы я прошла все эти анализы по новой, так как их врач хочет посмотреть на мои свежие анализы, а то, что срок этим анализам еще не вышел, его как-то мало волнует. Еще предлагают приехать в Москву на 2-5-й день цикла, потом на 10-12-й день цикла, и все это за свой счет – врач посмотрит, мы подумаем. На прохождение анализов у меня ушло 20 тысяч рублей, для меня это большая сумма.

Био я отвечаю, что для меня это большая сумма и на их прохождение денег у меня нет (не буду же я тратить по 20 тысяч на анализы, которые действительны только месяц), меня обвиняют в том, что я аферистка, что они не собираются мне высылать деньги и не собираются каждой кандидатке оплачивать анализы.

Я не думаю, что сурмамы обеспечены, а био бедные. Раз они пошли на все это, они должны понимать, что это большие финансовые вложения. И почему москвичи не ищут девушек из своего города, а предпочитают из какой-нибудь глухой деревни? Может, я неправильно все поняла о суррогатном материнстве, и мне надо глупо соглашаться на все требования био?

Молюсь за мальчика, которого родила

Я тоже была суррогатной мамой. Мне разрешили жить с ребенком в Москве. Это было мое условие, так как я воспитываю его одна. Дочка осталась с сестрой, а сын, ему 5 лет, жил со мной до самых родов. Потом родные его забрали, я родила и приехала.

Я осталась в трудном положении, поэтому пошла на это. Морально подготавливала себя всю беременность. Когда родила, я просто заплакала. Я понимала, что я людям подарила счастье. Но прошел ровно год, я не могу вычеркнуть из памяти мальчика, которого родила, и молюсь за него… Девочки, кто решается на это, я не осуждаю, но готовьте себя психологически!

Выпила больше таблеток, чем за всю жизнь

Не все легко и просто. Я пила кучу гормональных таблеток для роста эндометрия, для устранения овуляции, а после подсадки таблетки были горстями, а также уколы, так как из-за отсутствия овуляции у меня был низкий прогестерон, что, скорее всего, потом способствовало замиранию беременности на 2-м месяце, а синтетический не усваивался.

Я и «моя» биологическая мать испытали колоссальную психологическую нервотрепку, она похудела на 10 кг, у меня вены на ногах заболели, до сих пор последствия от «Прогеновы». В общем, минусов много.

За эти два месяца, наверно, выпила таблеток больше, чем за всю жизнь. Не стоят 20 тысяч в месяц такой нагрузки на здоровье, и я отказалась от дальнейшего сотрудничества.

Биомама шлет фотки: хорошенькие получились

Положили на стол. «Начали», – скомандовал анестезиолог. И тут начались проблемы: я их предупреждала, что на спине лежать не могу. Но кесарево не делают иначе… Пришлось всей бригаде наклонять стол, «скатывать» малышей в одну сторону и держать. Тем временем я уже закатила глаза. Очнулась с кислородной маской на лице. Оказалось, все это длилось 20 секунд. А мне показалось – час. Но дальше все пошло очень быстро: детей извлекли минут за пять, с разницей не больше двух минут. Я услышала только их писк. Но успокоительное начало действовать, и я решила дремать. Анестезиолог контролировал мое сознание вопросами. Зашивали меня дольше, чем проводили операцию. Помню, начал дико чесаться нос.

Переложили на кровать, повезли в ПИТ. Оказалось, я там последняя из всех. Отходить тяжело психологически – ты видишь свои ноги, а они не двигаются! Страшно. Медсестра обкалывала чем-то, мерили давление автоматическим аппаратом, разрешили попить.

Тем временем чесался уже не только нос, а все тело. Сказали, что такая реакция возможна, нервные клетки «просыпаются» и реагируют на происходящее. Начала мерзнуть. Укрыли. Вставать разрешили, когда смогла пошевелить кончиками пальцев на ногах. Сначала присаживаться, потом сидеть, потом вставать. После 7 часов в кровати я решила рискнуть и встать, потеряла сознание. Давление 90/60, сахар 3,2. В таких попытках я провела сутки, хотя всех уже перевели в послеродовые палаты.

Удивило следующее: нет нашатыря, не дают сладкого, нет каталки, чтобы перевезти в обычную палату на второй этаж. Чего добивались – не поняла. Но отлежалась до 11:00. Повезли меня в кресле, так как слабость была безумная.

Приехали биородители: и плачут, и смеются! Смешные. Все тут же подписали, рассчитались, передали документы. Они уехали в ЗАГС, я пошла спать.

Сегодня третьи сутки. Я хожу уже прямо. Матка не болит, но тянет шов. Обезболивающие уже не нужны, но для подстраховки дали свечи (помогают). Биомама сейчас со своими малышами, пишет, звонит, показала фотки: хорошенькие получились! Завтра домой! Уже очень соскучилась по своим дочкам.

Если у обеих будут двойняшки, четверых нам не поднять

Я познакомилась с первой суррогатной мамой, она мне понравилась, но есть одно но. У нее ребенок-инвалид на коляске. Ему уже 13 лет. Она его периодически носит на руках. То есть выносит из подъезда, сажает в коляску, и потом в обратном порядке. Он уже довольно большой мальчик, весит прилично. Я очень боюсь, что это может спровоцировать выкидыш. А как с ней на эту тему говорить, не знаю. Не хочу делать ей больно, но и не могу допустить потери своего малыша (мы еще не начали, поэтому хочу заранее расставить точки над «і»).

Есть еще одна кандидатка, тоже понравилась. Пожалуйста, не ругайте, я очень хочу ребенка, но у меня возникла мысль, а если вдруг обеим СМ подсадят по 2-3 яйцеклетки и у обеих будут двойняшки? Я реально сужу, четверых нам не поднять. Но если будут четверо, то мы, естественно, возьмем всех четверых, и никакой редукции ни за что в жизни я делать не буду. Но вот заранее как-то можно спланировать, чтобы не было так много?

Я еще раз прошу прощения у всех. Я не сверхнаивна и прекрасно понимаю, что шансы далеко не 100-процентные, что у многих не приживаются эмбриончики. Я, как и все, надеюсь на успех, но боюсь того, что материально не потяну. Деток ведь не только кормить надо, но и учить, развивать и так далее.

Чувство, что ты в заложниках

Моего ребенка выносила сурняня. Само по себе известие, что выносить ребенка сама ты не можешь (этому наверняка предшествуют проблемы со здоровьем и годы обследований, порой очень нелегких и болезненных) – огромный стресс. А когда начинается программа, женщина погружается в нее с головой и концентрируется на выполнении требований врача.

Прием большого количества препаратов по списку по часам и для себя, и для сурняни, постоянные визиты к врачу себя самой и сурняни, пока идет синхронизация циклов, при этом нужно решать бытовые вопросы сурняни, особенно если она приехала из другого города (с ней могут быть дети – так было у нас), при этом еще нужно продолжать работать…

Если наступила беременность, вся эта нагрузка увеличивается троекратно, поскольку сурняне теперь нужно обеспечить определенный режим, покупать продукты, готовить еду и убираться, обеспечивать ее бытовые нужды, гулять с ней, следить за приемом препаратов почти 5 месяцев – а это и таблетки, и уколы.

Выстраивать отношения с по сути совершенно незнакомым, чужим человеком, у которого твой ребенок – чувство, что ты в заложниках.

Все это очень и очень тяжело. И так много месяцев, поскольку эмбрион далеко не всегда приживается с первой попытки. Отношения с мужем уходят на задний план. Любящему человеку и то это выдержать нелегко, сомневающемуся тем более…

Мы с мужем расстались, когда шел второй триместр беременности. Я ушла сама. Было много обид и претензий с обеих сторон, я не выдержала. Мы едва поддерживали хоть какое-то общение, и заканчивала программу я фактически сама. Когда пришло время выплатить гонорар сурняне, с мужем возник конфликт. Ситуацию защитил договор.

Когда ребенку исполнился год, мы развелись. Подал заявление муж. А теперь он просит опять отношений, но я уже этого не хочу и не могу себе представить даже мысленно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector