Фрида кало выкидыш

Фрида Кало (Frida Kahlo)

Для большинства из нас Фрида Кало не является открытием, многие смотрели фильм-биографию «Фрида», другие видели картины, читали биографию by Хайден Эррера и т.д. Но я думаю, не будет лишним еще раз упомянуть об этой ярчайшей женщине.

Да и согласитесь, не так-то просто в сфере искусства выделить женщин, добившихся значительного успеха. В свое время, еще Шопенгауэр писал о том, что самые великие произведения искусства созданы мужчинами (ну, вроде как у женщин предназначение другое!).
Так вот, Фрида Кало для меня — это образец не_женской стойкости характера, силы воли, пылкого нрава в сочетании с абсолютно самобытной красотой, обольстительностью и трагической судьбой. что и нашло прямое отражение в ее картинах, на которых и хотелось бы остановится поподробнее.

Я не буду акцентировать внимание на любовных связях Фриды и Диего, хотя многим это может показаться самым интересным. Затрону только факты и события, помогающие понять сущность некоторых ее картин и достижения художницы.

Как известно, родилась Фрида Кало в 1907 году, в Мексике, г. Койоакан. В 6 лет заболела полиомиелитом, после чего на всю жизнь осталась хромота, а правая ступня остановилась в росте. Когда Фриде было 18 лет, она попала в тяжёлую аварию, получив перелом позвоночника, перелом ключицы, сломанные рёбра, сломанный таз, 11 переломов в правой ноге, раздробленную и вывихнутую правую стопу, вывихнутое плечо. Кроме того, живот и матка были проколоты металлической перилой. Год она была прикована к кровати, а проблемы со здоровьем сопровождали ее всю жизнь. После этой трагедии она впервые попросила у отца кисти и краски. Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший писать лёжа, к кровати прикрепили большое зеркало, чтобы она могла себя видеть. Первой картиной был автопортрет, что навсегда определило основное направление творчества: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что я сама ‒ это тот предмет, который известен мне лучше всего».

Автопортреты Фриды Кало помогли ей сформировать представление о себе, найти путь к самопознанию. Лицо художницы почти всегда одинаково уподоблено маске, не показывает чувства и настроение. Ее произведения следует рассматривать как метафорические конспекты конкретных переживаний. Она черпает приемы из мексиканского народного искусства, доколумбовой культуры, местных ретабло.

В 1928 г. она показывает свои работы Диего Ривере. Картины произвели на него большое впечатление: «Они передавали исполненную жизни чувственность, которую дополняла беспощадная, но очень чуткая, способность к наблюдению. Для меня было очевидно, что эта девочка была прирожденной художницей».

А в следующем году они поженились. Диего получил заказы на работу в США, где, в общей сложности, они провели 4 года, а Фрида перенесла несколько неудачных беременностей.

После второго выкидыша она пишет картину «Больница Генри Форда», 1932.

Мы видим, как Фрида лежит на больничной койке. Белая простыня залита кровью. Над животом, еще округлым от беременности, она держит три красные, как артерии, ленты. Конец первой ленты превращается в пуповину, которая ведет к зародышу, это ребенок, потерянный при выкидыше. Над изголовьем кровати витает улитка. Это символ медленного течения неудавшейся беременности. Розовая анатомическая модель нижней части туловища над изножьем кровати, так же как и модель кости внизу справа, указывают на причину выкидыша — поврежденные при аварии позвоночник и таз. Устройство внизу слева может символизировать собственные «негодные» мускулы, которые не позволили ей сохранить ребенка в утробе. Пурпурную орхидею, изображенную в центре под кроватью, принес Фриде в больницу Диего.
Хотя мотивы картины изображены тщательно и детально, композиция в целом избегает реалистического жизнеподобия. Предметы извлекаются из обычного окружения и включаются в новые сочетания. Для Фриды оказывается гораздо важнее воспроизвести эмоциональное состояние, нежели запечатлеть с фотографической точностью реальную ситуацию. Она изображала реальность не такой, какой она ее видела, но какой она ее чувствовала.

В «Автопортрете на границе между Мексикой и США», 1932 Фрида выразила свои взгляды и размышления того периода, отношение к Америке, показала свою оторванность от родины.

Она стоит, подобно статуе, на пьедестале, на границе между двумя разными мирами. В левой части предстает пейзаж древней Мексики, где правят силы природы и естественные жизненные циклы. Справа мы видим пейзаж Северной Америки, где властвует технология. В одной руке Фрида держит мексиканский флаг, а в другой – сигарету. Облака в мексиканском небе перекликаются с клубами дыма, вырывающимися из труб заводов Форда, а пышная растительность слева уступает место образцам электрического оборудования справа, чьи провода превращаются в корни, высасывающие энергию из земли. И Фрида разрывается между этими двумя противоположностями.

Когда в следующем году они с Диего вернулись в Мексику, Фрида была готова броситься в живопись, но проблемы со здоровьем вынудили ее снова оказаться в больнице, а еще через год пришлось прерывать очередную беременность.

В 1938 г. Фрида отправилась в США для подготовки своей выставки, организованной Андре Бретоном, в галерее Жюльена Леви. Несмотря на экономическую депрессию, охватившую США, половина выставленных работ были проданы. Клер Бут Льюс, издательница журнала «Vanity Fair», заказала у Фриды портрет своей подруги, актрисы Дороти Хейл, которая незадолго до открытия выставки выбросилась из окна апартаментов.

Подобно покадровой съемке, Фрида фиксирует разные стадии падения, а само тело располагает внизу на переднем плане. В надписи внизу кроваво-красными буквами изложена история события. Когда Клер Бут Льюс получила картину, она хотела уничтожить ее. «Я всегда буду помнить потрясение, которое я испытала, когда вытащила картину из ящика. Мне стало действительно физически плохо. Что я должна была делать с этим отвратительным изображением разбившегося тела моей подруги? Я бы не заказала изобразить таким окровавленным даже заклятого врага, а тем более свою несчастную подругу».

В следующем году Андре Бретон решил устроить выставку работ Фриды в Париже, с организацией помогал Марсель Дюшан. Выставка прошла в известной галерее Рену и Колле., но под приближающейся угрозой войны финансового успеха не имела. Из-за этого Фрида отменила следующую выставку в галерее Гуггенхайма в Лондоне. Тем не менее картина Фриды Кало Автопортрет «Рама», 1937 стала первым произведением мексиканской художницы ХХ в., приобретенным Лувром.

В том же году Фрида и Диего разводятся, свои переживания она воспроизводит в автопортрете «Две Фриды», 1939, составленном из двух разных индивидуальностей.

Та часть ее существа, которую уважал и любил Диего Ривера, – мексиканская Фрида в теуанском платье, – держит в руках медальон с портретом мужа в детстве. Рядом сидит ее alter ego, европейская Фрида в кружевном белом платье. Сердца двух женщин выставлены напоказ, их соединяет лишь одна тонкая артерия. Вместе с потерей своего возлюбленного европейская Фрида утратила часть самой себя. Кровь капает из только что перерезанной артерии, ее удерживает лишь хирургический зажим. Есть опасность, что отвергнутая Фрида может истечь кровью до смерти.

В этот период Фрида бросилась в работу. Она старалась обеспечить собственную жизнь, занимаясь живописью. В следующие годы появляется ряд автопортретов, различных исключительно атрибутами, фоном, цветовой гаммой, через которые выражено настроение.

В 1940 г. она повторно вступает в брак с Диего Риверой.

С 1943 г. Фрида начала преподавать в Школе живописи и скульптуры, но через несколько месяцев из-за плохого состояния здоровья Фрида была вынуждена вести преподавание на дому. Ей пришлось носить стальной корсет, который появляется в ее автопортрете «Сломанная колонна», 1944.

Ремешки корсета кажутся единственным, что удерживает в вертикальном положении части треснувшего пополам тела. Ионическая колонна, разломанная на несколько частей, занимает место поврежденного позвоночника. С зияющей в теле трещиной перекликается безжизненный растрескавшийся ландшафт, который становится символом ее боли и одиночества. Гвозди, воткнутые в лицо и тело, взывают к образам мученичества св. Себастьяна, пронзенного стрелами. Белая ткань, обернутая вокруг бедер, перекликается с Плащаницей Христа. Она заимствует элементы христианской иконографии, чтобы придать особенно драматическое выражение своей боли и страданию.

В 1946 г. Фрида переносит операцию на спине, в том же году получает гос. премию от Министерства просвещения за картину «Моисей, или Ядро творения», 1945.

В конце 1940-х гг. наступило серьезное ухудшение здоровья Фриды. В 1950 г. она провела девять месяцев в больнице, перенесла семь операций на позвоночнике. После 1951 г. она испытывала такие невыносимые боли, что больше не могла работать без болеутоляющих средств. Ее живопись начинает характеризоваться слабой, торопливой, почти небрежной работой кисти, что является следствием приема сильных препаратов. Желание художницы включить в работы политическое измерение, чтобы «послужить Партии» и «принести пользу Революции», становится особенно явственным в картинах 1954 года «Марксизм даст здоровье больным», «Фрида и Сталин» и в незаконченном портрете Сталина.

В 1953 г. Лола Альварес Браво организовала в своей галерее первую в Мексике персональную выставку работ Фриды. В вечер открытия состояние здоровья Фриды было настолько плохим, что доктора запретили ей вставать. Она приветствовала посетителей прямо на кровати.
Спустя несколько месяцев ей ампутировали правую ногу до колена, что повлекло за собой глубокую депрессию.
Летом 1954 г. Фрида заболела воспалением легких, но вопреки советам врачей, принимала участие в демонстрации против североамериканского вторжения в Гватемалу. Вскоре после чего она скончалась.

Через год после ее смерти Диего Ривера передал дом мексиканскому народу в качестве музея.

Дерево надежды, стой твердо, 1946

Мои родители, мои прародители и я, 1936

Любовные объятия вселенной, 1949

Фрида кало выкидыш

«Viva la vida. Фрида Кало и Диего Ривера. Живопись и графика из музейных и частных собраний». Под таким названием с 21 декабря по 12 марта 2019 в Москве проходит уникальная ретроспектива двух величайших мексиканских художников Фриды Кало и Диего Риверы в Москве. На выставке представлено более 90 картин Фриды и Диего, а также рисунки, фотографии и документы о знаменитых художниках.

Наш московский колумнист Алена Лиас так сильно впечатлилась выставкой, что по горячим следам решила поделиться эмоциями с читателями PRETAPORTAL

«Они думали, что я сюрреалист, но это было не так. Я никогда не рисовала сны. Я рисовала собственную действительность».

Фрида Кало, мексиканская художница с яркой внешностью и узнаваемыми автопортретами, прожила непростую жизнь. Проблемы со здоровьем преследовали её уже с детства. В возрасте шести лет Фрида заболела полиомиелитом, а в юности попала в аварию, после которой перенесла множество операций, повлиявших на всю её последующую жизнь.

Читать еще:  Почему произошел выкидыш на 3 неделе

Свой мир, порой полный страданий и боли, Фрида переносила на холст. Её творчество вовлекает, вызывает сочувствие, заставляя переосмыслить ценности своей жизни. Её картины полны глубокого смысла и тайных знаков, в них любовь и трагедия её существования, ими она рассказывает нам свою жизнь.

1. Автобус (1929)

17 сентября 1925 года Фрида возвращалась со школы на автобусе вместе с близким другом Александро Гомес Ариас. Именно этот день перевернул жизнь девушки – день аварии.

Художница избегала изображать саму аварию, есть лишь карандашный набросок. Эта картина, возможно, то, что Фрида увидела в последний момент перед аварией. От изображения исходит ощущения спокойствия, словно «затишье перед бурей».

Есть также версия, что художница изобразила пассажиров, похожими на своих близких — отец, сестра, кормилица.

2. Фрида и Диего Ривера (1931)

Фрида говорила, что в её жизни было две аварии: одна с автобусом, а вторая – это её любовь к Диего. Они поженились, когда Фриде было 22, а Диего 42. Их союз не был безоблачным. Диего никогда не был верен Фриде, у него были многочисленные романы на стороне. Фрида, будучи натурой творческой, также позволяла себе увлечения не только с мужчинами, но и с женщинами. Самые яркие романы ей приписывают с танцовщицей Жозефин Бейкер, Львом Троцким и даже с Владимиром Маяковским. Однако все это не помешало продлиться любви Фриды и Диего до самой её смерти.

Этот портрет был написан во время пребывания художницы в Сан-Франциско для мецената и сторонника музея Альберта Бендера.

В контексте времени Фрида Кало гораздо более значимая фигура в мире искусства. Диего Ривера многим известен именно в связи с Фридой. Но в момент создания картины, Диего – состоявшийся художник, а Фрида его жена, еще не достигшая такого уровня славы. Именно так Фрида и изобразила себя, как спутницу иконы американского модернизма.

3. Больница Генри Фонда (1932)

Фрида и Диего провели в США около 4 лет. Диего выполнял там заказы. А Фрида в это время перенесла несколько неудавшихся беременностей.

Работа «Больница Генри Фонда» была написана после второго выкидыша. При создании картины, художница обращается к идее ретабло. В Латинской Америке так называют иллюстрации, показывающие, как людям помогли святые. Однако, художница исключила главный элемент – самих святых. Тем самым она показала, насколько одинокой и покинутой ощущала себя в этот момент.

Фрида изобразила себя на больничной кровати в луже крови. Вокруг себя на артериях, соединенных с её животом, она изобразила объекты, отражающие её боль: ребенок, потерянный при выкидыше; улитка, как символ неудавшейся беременности; часть туловища и кости таза, оказавшиеся слишком слабыми, чтобы выносить ребенка; розовая орхидея – цветок, который ей подарил Диего.

Предметы расположены хаотично, для Фриды тут важнее показать свои эмоции, свою боль и потерянность в этом мире.

4. Моя кормилица и я (1937)

По мнению самой художницы, это одно из лучших её произведений. Как и большинство работ Фриды, эта картина автобиографичная. После рождения дочери мать художницы заболела, поэтому её кормила индейская няня. Фрида Кало гордится этим фактом, для неё очень важна связь с Мексикой, с предками, со своими корнями. Кормилица изображена мощной женщиной, она словно символизирует собой опору. Себя художница изображает ребенком с взрослым лицом, словно показывая, что и во взрослой жизни она ощущает эту опору.

На картине также есть персональные символы Фриды. Фон из зеленых листьев символизирует защиту. А в левом углу картины насекомое палочник, которое маскируется под веточки растений. Интересно, что это насекомое рождается уже взрослым. Возможно, художница провела параллель между ним и ребенком с лицом взрослой Фриды.

5. Две Фриды (1939)

Картина считается одной из самых заметных работ художницы. По одной из интерпретаций Фрида изобразила свою воображаемую подругу детства. Художница часто убегала от реальности в мир фантазий из-за насмешек одноклассников и соседских мальчишек. Они смеялись над ней из-за обезображенной полиомиелитом ноги.

Однако позже художница призналась, что это работа связана с кризисом в отношениях с Диего Ривера. Картина изображает две сущности Фриды. Одна в традиционном мексиканском костюме, которую так любил Диего. И другая, в свадебном платье в викторианском стиле, которую он отверг. И обе из них несчастны и одиноки. Израненное сердце, одно на двоих кровоточит и теряет свои жизненные силы…

6. Сломанная колона (1944)

В 1944 году здоровье Фриды резко ухудшилось. Художница испытывает сильные боли в позвоночнике и вынуждена носить стальной корсет. Она страдает и физически и духовно, но, тем не менее, продолжает писать. «Сломанная колона» как нельзя лучше отражает ее состояние в этот период. Боль во всем теле так сильна, словно сотни маленьких иголок вонзились в её плоть. Она ощущает себя сломанной, словно колона внутри ее держится вертикально только благодаря корсету. Белая ткань вокруг бедер, похожа на плащаницу Христа, словно символ её страданий.

По щекам льются слезы, и лишь в отражении зрачков можно разглядеть белого голубя надежды…

7. Без надежды (1945)

«Для меня не остается ни малейшей надежды… Все движется во времени в соответствии с тем, что диктует живот…»

Именно эту фразу художница оставила на обороте картины. В это время Фрида сильно похудела и врачи назначили ей диетические режимы, чтобы она набрала вес. Это сильно удручало Фриду, ей ничего не хотелось. Она лишь продолжала писать, словно оставляя на холсте всю свою боль.

8. Автопортрет с обезьянкой. (1945)

Фрида часто рисовала свои автопортреты с животными. В этой работе художница соединила несколько образов: обезьяна, скульптура доколумбовой эпохи, собака и гвоздь.

Обезьяна для Фриды символизирует верного друга, который заменяет ей ребенка, которого она не смогла иметь. Гвоздь – это обман. Собака – священное для ацтеков животное. Этой картиной Фрида говорит, что перестала верить мужу и видит поддержку совсем в другом.

9. Цыпленок (1945)

Милое название картины может поначалу ввезти в заблуждение. Однако горделивый цыпленок — это не кто иной, как Диего Риверо. Себя художница изобразила в виде букета, окутанного паутиной боли и сомнений. Как известно, Диего часто изменял Фриде, она так и не смогла к этому привыкнуть и каждый раз сильно переживала. Этой картиной она хотела показать, что Диего похож на надутого, важного цыпленка. Она же, во власти его влияния, запуталась в паутине своих чувств. Любовь ей приносит больше боли, чем счастья.

10. Маска (1945)

В этом автопортрете Фрида впервые прячет свое настоящее лицо под маской Малинче, атрибутом мексиканских народных представлений. Малинче была переводчицей, наложницей и осведомительницей завоевателя Мексики Кортеса Эрнана. Этот образ символизирует одновременно соблазн и страшное кровопролитие, которое повлекла за собой легендарная Малинче.

Художница прячется под маской соблазнительной предательницы. По маске текут слёзы. Это боль на грани безумия.

11. Портрет Фриды Кало (1955) Диего Ривера

Это работа принадлежит руке Диего Ривера, но она имеет непосредственное отношение к жизни художницы, а точнее, к её смерти: это её посмертный портрет.

Фрида скончалась в 1954 году. Диего изобразил её в виде сердца, из которого фонтанами хлещет кровь. Эти портретом он говорит, что Фрида — любовь всей его жизни. Однако это не помешало Диего жениться еще раз, в этом он весь. К жизни Диего относится гораздо легче, чем Фрида, и это ощущается в его работах в полной мере.

История Фриды Кало, в которой столько трагедий, что хватило бы на несколько жизней

Самобытные картины мексиканской художницы Фриды Кало трудно спутать с творениями других художников. Во многом они автобиографичны, ведь, как говорила она сама: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего». Однако внимание многих людей привлекают не только картины Фриды, но и ее насыщенная жизнь, которая была наполнена безграничной болью и бесконечной любовью, ни с чем не сравнимым отчаянием и едва теплившейся надеждой.

Редакция AdMe.ru внимательно изучила жизненный и творческий путь этой невероятно сильной женщины и готова поделиться самыми яркими фактами.

Жизнь Фриды Кало уже с самого ее рождения можно назвать полной загадок. Она родилась в 1907 году, хотя в официальных документах художница, будучи уже в сознательном возрасте, поменяла год рождения на 1910-й. Фрида захотела быть причастной к Мексиканской революции, которая как раз и началась в 1910-м и продолжалась вплоть до 1920-го.

Девочка не отличалась крепким здоровьем. В 6 лет у нее диагностировали полиомиелит, в результате которого Фрида на протяжении всей своей жизни страдала хромотой, а также непропорциональностью ног (правая была на пару сантиметров тоньше левой). Последний дефект она тщательно скрывала при помощи длинных юбок, но все же насмешек от сверстников ей было не избежать.

Может быть, именно из-за проблем со здоровьем она приняла решение стать врачом и поступила в подготовительную школу «Препаратория», где училась вместе с 35 девочками и c 1965 мальчиками.

В 18 лет наступил переломный момент в жизни будущей художницы: она попала в страшную аварию. Полученные многочисленные травмы, по уверениям врачей, были несовместимы с жизнью.

Фрида на протяжении нескольких недель находилась без сознания, а придя в себя, сразу же попросила отца приобрести принадлежности для рисования, что и было сделано. Он же соорудил для нее уникальное приспособление для того, чтобы ей было удобно писать лежа, а также прямо над дочерью прикрепил большое зеркало. Первым творением художницы после трагедии стал карандашный набросок «Авария». Она не раз признавалась, что занятия живописью придавали ей силы, именно благодаря им и своим родным она и встала на ноги.

«В моей жизни было 2 аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего». С Диего Риверой Фрида познакомилась спустя несколько лет после катастрофы. Начинающая художница решила показать ему свои работы, которые маститый живописец оценил довольно высоко. Между ними пробежала искра. Влюбленная пара сыграла свадьбу в 1929 году. Ей было 22, ему — 43. Он был некрасив, довольно полон, но безумно обаятелен. Их экстравагантную пару так и называли: «Слон и Голубка».

Читать еще:  Месячными вышел выкидыш

Диего никогда не отличался своей верностью, 2 предыдущих брака художника распадались из-за его многочисленных измен. Не стал исключением и нынешний союз. Фрида знала о любовных похождениях своего супруга на стороне, но молчала. Видимо, в отместку мужу она увлеклась опальным революционером Львом Троцким, который нашел приют в их доме. Согласно некоторым сведениям, у нее были романы с поэтом Владимиром Маяковским и мексиканской певицей Чавелой Варгас.

Фрида несколько раз пыталась выносить ребенка от любимого мужчины, однако все ее беременности в конце концов заканчивались выкидышами. Всему этому виной была та злополучная авария. Все свои переживания по этому поводу она выплескивала на полотна. Ее самой яркой работой, посвященной этой болезненной теме, стала «Больница Генри Форда».

Спустя 10 лет брака она узнала об измене мужа со своей сестрой Кристиной и подала на развод. Это событие поспособствовало написанию картины «Всего-то несколько царапин!». Тогда же она отрезала свои роскошные длинные волосы и стала одеваться в брючные костюмы.

После болезненного разрыва с супругом Фрида Кало начала изображать себя в окружении животных. Она очень любила братьев наших меньших и держала собак, обезьянок, попугаев и голубей.

В 1940 году у художницы начались серьезные проблемы со здоровьем, она попала в больницу. Диего сразу же примчался к своей возлюбленной и снова сделал ей предложение руки и сердца, которое она тотчас же приняла.

С каждым годом состояние Фриды только ухудшалось. Она перенесла несколько серьезных операций, но они не дали улучшений. В 1953-м из-за гангрены ей пришлось ампутировать ногу. В этом же году открылась ее персональная выставка в Мексике, на которую главную героиню ввезли прямо на кровати.

Предчувствуя свою кончину, она написала в дневнике: «Надеюсь, что уход будет удачным и я больше не вернусь». Последней работой Фриды Кало стала жизнеутверждающая и яркая картина Viva La Vida («Да здравствует жизнь!»). Художница умерла в июле 1954 года от воспаления легких. В 1955-м в доме, где жила Фрида, открылся музей, куда и сегодня стекаются поклонники ее творчества.

Фрида Кало: мексиканская драма

История Фриды – это 2 больших трагедии, 33 операции и 145 картин. Это летопись бесконечной борьбы с неумолимой действительностью, людской жестокостью, физическими и душевными муками. Это неженская стойкость, экзотическая красота и пылкий характер.

1. «Моя няня и я»: строгое воспитание

Фрида Кало родилась на окраине Мексики в небольшом городке Койоакане. Ее отец, сын венгерских евреев Карл Вильгельм Кало, еще будучи молодым фотографом переехал в эту солнечную страну из Германии и прожил там большую часть жизни.

Мать Фриды, Матильда Кальдерон-и-Гонсалес была второй женой Вильгельма. Эта женщина, в жилах которой текла кровь испанских конкистадоров, была очень набожной католичкой. Она воспитывала Фриду и двух ее сводных сестер (дочерей Вильгельма от первого брака) согласно строгим религиозным канонам.

Будущей художнице было сложно любить эту чересчур строгую и склонную к истеричным выпадам женщину, она то и дело бунтовала против ее строгих устоев и насаждаемого католицизма.

Частые депрессии матери начались после того, как она потеряла сына: мальчик умер через несколько дней после рождения. Следующей на свет появилась Фрида, и здоровье Матильды не позволило кормить новорожденную самостоятельно – вместо нее за ребенком ухаживала няня-индианка.

Картина 1937 года «Моя няня и я» повествует нам об этом этапе жизни Кало – на ней Фрида изобразила себя со взрослым лицом и телом ребенка, и здесь она мало похожа на убаюканное дитя. Индейскую посмертную маску няни можно воспринимать как отсылку к ритуальным обычаям древних мексиканцев. Маленькая Фрида находится под защитой няни и одновременно будто бы приносится ею в жертву.

Уже в зрелом возрасте Фрида однажды заметила, что выросла в окружении женщин, но при этом на протяжении большей части жизни самым близким ей человеком был, как ни странно, отец. Фрида выразила свое отношение к родителям так: «Я согласна со всем, чему меня научил отец и ни с чем из того, чему меня учила мать». Отец отвечал дочери взаимностью и говорил, что Фрида – самая умная из его троих дочерей.

2. «Алехандро Гомес Ариас»: первая любовь

Первым сложным испытанием в жизни Фриды был полиомиелит, которым девочка заболела в шесть лет. Болезнь иссушила правую ногу, отчего та стала тоньше левой. Прихрамывающей девочке сверстники дали прозвище «peg-leg Frida» («Фрида – деревянная нога»).

Но ее было сложно обидеть этим: Фрида не хуже мальчишек играла в футбол, много плавала и даже увлекалась боксом. Чтобы нога выглядела как здоровая, Фрида надевала на нее по три-четыре чулка и прятала под джинсами, а в зрелом возрасте – под длинными юбками национальных мексиканских платьев.

В 15 лет Фрида поступила в престижную Национальную подготовительную школу в Мехико. Отец был убежден, что там она получит лучшее для жителей Мексики образование и сможет стать врачом.

Девушка подчинилась воле любимого отца, но вскоре ей наскучили учителя и одноклассники, она стала пропускать занятия, охладела к медицине. Чтобы как-то себя развлечь, вместе с группой единомышленников она основала социал-националистический кружок «Cachuchas» (исп. – фуражка») – назывался он так по типу шляпы, которую носили все участники.

Можно предположить, что острый интерес к идеям социализма и будущая преданность коммунистической идеологии (в 1928 году Фрида вступила в компартию) зародились в сознании Кало именно в этот период. Лидером группы назначили Алехандро Гомеса Ариаса, студента юридического факультета, который вскоре стал бойфрендом Фриды.

3. «Сломанная колонна»: автокатастрофа

Если вы смотрели фильм Джули Тэймор с Сальмой Хайек, то наверняка помните, что Алехандро был вместе с Фридой в тот злополучный сентябрьский день 1925 года. Навстречу автобусу мчится трамвай и ударяется ему в бок, осколки оконных стекол летят в разные стороны, стальной поручень пронзает хрупкое тело девушки. Фрида приходит в себя уже в госпитале.

«Это было страшное столкновение. Оно было не сильное, довольно тихое, медленное. Но пострадали все, и я больше всех», — так уже состоявшаяся художница описывает тот трагический день в своем дневнике, который вела последние десять лет жизни.

Врачи, предполагавшие, что Фрида не выживет, буквально собрали ее по частям: позвоночник был сломан в трех местах, как и тазобедренные кости, почти все внутренние органы оказались повреждены. Алехандро повезло больше, он отделался контузией.

После аварии Фрида год пролежала в больнице практически в полной неподвижности, раны плохо заживали из-за грибковой инфекции, а на правой ноге появились первые признаки гангрены.

Впереди девушку ждали тридцать три операции, бесконечная смена корсетов и мольберт с зеркалом, который смастерил отец, чтобы дочери было удобно рисовать, лежа в постели. Так и пришло желание заниматься живописью: по воле случая и как бы вопреки.

Фрида всего лишь попросила отца принести ей в больницу краски. И не было никаких многолетних метаний и душевных терзаний от незнания того, в каком жанре нужно работать. Его определила сама судьба Фриды: из 145 ее картин 60 являются автопортретами.

Необходимость чуть ли не постоянно носить стальной корсет, который не снимал боли, а только поддерживал тело, подтолкнула Фриду к созданию картины «Сломанная колонна» (1944). Травмированный позвоночник изображен в виде ионической колонны, треснувшей в нескольких местах. Как и на всех остальных автопортретах, здесь нет улыбки, и лицо помимо грусти не выражает каких-либо ярких эмоций.

Тело, пронзенное гвоздями, напоминает об образах библейских мучеников, что создает особое трагическое ощущение. Нетрудно представить, как мексиканка с густыми бровями часами всматривалась в свое печальное отражение, а потом писала на холсте историю всеохватывающей боли, которая терзает ее тело ежеминутно.

4. «Фрида и Диего Ривера»: брак между слоном и голубкой

В 20-е годы XX века в Мексике происходил культурный подъем: это время сегодня принято называть «мексиканским Ренессансом». Спонсируемые правительством местные художники активно рисовали фрески в церквях, школах, библиотеках и общественных зданиях.

Именно тогда юная Фрида впервые узнала о художнике Диего Ривере, своем будущем муже, любовь к которому будет вдохновлять и испепелять ее, делать счастливой и несчастной одновременно. Диего пришел в Национальную школу, чтобы выполнить очередной заказ, и Фрида незаметно наблюдала за его напряженной работой в течение нескольких часов.

Буквально на следующий день она заявила одноклассникам, что хочет иметь ребенка от «этого толстяка», чем, безусловно, шокировала их. Именитый художник-монументалист был старше девушки на 21 год и внешне абсолютно непривлекателен: толстый, грузный, с выпученными глазами – удивительно, что с такой внешностью он имел репутацию ловеласа.

В 1929 году Фрида и Диего поженились. Родители Кало не одобрили брак и охарактеризовали союз дочери с Риверой «браком между слоном и голубкой». Ему было 43 года, ей — 22. Сближало двух художников не только искусство, но и общие коммунистические убеждения.

В доме супругов на книжных полках стояли не раз прочитанные тома Маркса, Ленина, работы Сталина, публицистика Гроссмана о Великой Отечественной войне. Известно, что Фрида начинала работать над портретом вождя советского народа, но не успела закончить его.

Время после свадьбы – тот редкий момент в жизни художницы, когда она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Здоровая, любимая и непременно рядом с Диего – такой Фрида изобразила себя, к примеру, на картине 1931 года «Frida and Diego Rivera». Здесь нет ни намека на искалеченную душу и тело.

5. «Всего лишь несколько царапин»: измена мужа

«В моей жизни было две трагедии, — говорила Фрида. — Первая — трамвай, вторая — Диего».

Когда Диего сделал предложение, он сразу предупредил свою возлюбленную, что не сможет быть верным, но любить будет только ее. Кало и не догадывалась, что неверность мужа станет для нее настолько нестерпимым мучением. Когда она узнала об измене мужа с ее младшей сестрой Кристиной, на полотна вылился трагизм особой силы.

Переживания, связанные с предательством двух любимых людей, Фрида воплотила в картине «Всего лишь несколько царапин» (1935). Кало прочла в криминальных хрониках заметку об убийстве неверной женщины ревнивым любовником. Мужчина, нанесший множество ножевых ранений, заявил в суде: «Но ведь это были всего лишь несколько царапин!».

Читать еще:  Какие таблетки продаются в аптеке могут вызвать выкидыш

Этой притворной, циничной фразой и стала называться картина, на которой Фрида изобразила себя израненной и запятнанной кровью. Фраза написана на белой ленте, которую держат черный и белый голуби – возможно, так художница хотела показать светлую и темную стороны любви. Картина наделена особой жутковатой экспрессией, поскольку художница в буквальном смысле вышла за рамки: несколько раз она проткнула раму картины ножом и нанесла на нее «пятна» красной краски.

6. «Больница Генри Форда»: выкидыш

На картине «Больница Генри Форда» обнаженная Фрида лежит на железной кровати, живот вздут, волосы в беспорядке. Слезы заливают щеки, а кровь – белую простыню. Рука удерживает «клубок» из нитей красного цвета, тянущихся к шести символам.

Таким метафорическим способом художница выразила свои глубокие переживания, связанные с невозможностью иметь детей: все три беременности Фриды закончились выкидышем. В верхнем ряду мы видим кости таза, оказавшиеся чересчур хрупкими для беременности, эмбриона с закрытыми глазами и улитку – символ медленного течения времени и его цикличности.

Из деталей нижнего ряда особенно выделяется увядающий цветок светло-фиолетового оттенка. Известно, что фиолетовый цвет в некоторых культурах обозначает смерть. В данном случае он может символизировать исчерпанность жизни, ее тусклые цвета и редкие проблески счастья.

7. «Да здравствует жизнь!»: первая выставка и последняя картина

Работы Фриды Кало традиционно относят к сюрреалистической живописи: причудливые формы и тревожные темы будто бы получены из снов и подсознания, но сама художница не раз объясняла, что сюжеты и образы ее картин не выдуманы, а автобиографичны: «Я рисую себя, потому что почти всегда нахожусь в одиночестве и я – тот объект, который я по-настоящему хорошо знаю».

О связи своих картин с традицией сюрреализма Кало впервые услышала от Андре Бретона, который в 1938 году посетил Мексику: «Я никогда не думала, что я – сюрреалистка, пока Андре Бретон не приехал в Мексику и не сказал мне об этом».

В 1953 году в Мексике открылась первая персональная выставка Фриды Кало. К тому времени здоровье уже не позволяло ей встать с постели: часть правой ноги пришлось ампутировать из-за развившейся гангрены.

Но художница не могла не приехать на собственный вернисаж. В итоге сирена «скорой помощи» и рев мотоциклетного эскорта возвестили о прибытии Кало. В выставочный зал ее, как живой автопортрет, внесли на носилках, которые поместили на подготовленную кровать.

В тот вечер, как в принципе и всегда на публике, Фрида много и непристойно шутила, пила свою любимую текилу и пела песни под аккомпанемент марьячи. Казалось, что пылкая мексиканка – это все еще тот юный сорванец, который гонял с мальчишками футбольный мяч во дворе и не позволял считать себя инвалидом.

Несмотря на физическую боль и душевные терзания, Кало знала, что судьба дает ей возможность быть счастливой. Поэтому она предпочитала жить на полную катушку, хорошо осознавая, что этот карточный домик может в любой момент сложиться пополам.

Неслучайно ее последняя картина называется «Да здравствует жизнь!»: радостный натюрморт с сочно-яркими арбузами кажется попыткой уцепиться за этот мир и не покидать его так рано.

«Катастрофа столько определила в моей жизни: от живописи до умения любить. Страстное желание выжить породило большую требовательность к жизни. Я очень многого ждала от нее, каждую минуту сознавая, что могу все это внезапно потерять. Для меня не существовало полутонов, я должна была получить все или ничего. Отсюда эта неутомимая жажда жизни, жажда любви», — так говорила Фрида.

Когда Кало было три года, началась Мексиканская революция. Однако позже она любила повторять, что родилась в 1910 году, надеясь на то, что таким образом люди будут непосредственно связывать ее с революцией.

Так и получилось: тело умершей от воспаления легких Фриды перед погребением было завернуто в знамя мексиканской компартии, а на похоронах, помимо именитых деятелей искусства, присутствовал бывший президент Мексики Ласаро Карденас.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook:

Боль и счастье Фриды Кало

Фрида Кало — самая известная мексиканская художница, творчество которой любят по всему миру.

Трагическоая и яркая судьба.

Коммунистка, матерщинница, экспрессивная и эксцентричная Фрида, любившая смеяться, пить текилу и курить, стала известной незадолго до своей смерти. Сейчас ее картины стоят миллионы долларов. Однако судьба ее была не так проста.

В 6 лет маленькая Фрида перенесла полиомиелит. Болезнь иссушила ее правую ногу, поэтому Кало всю жизнь прихрамывала и прятала ногу под брюками или длинными юбками национальных платьев. Сверстники дразнили ее «Фридой Деревянной Ногой». А через 12 лет она попала в страшную автокатастрофу. В автобус, в котором она ехала со своим другом Алехандро, врезался трамвай.

Алехандро отделался легко, а Фриду покалечило так, что врачи были единодушны в своих неутешительных прогнозах. Железный прут прошил ей живот и таз, навсегда лишив ее возможности иметь детей.

Фрида выжила — невзирая и вопреки. Но все внутри нее так и осталось покалеченным. Тридцать две операции, годы в гипсе и на инвалидной коляске, бесконечная боль. И первые шаги в живописи. Зеркало над кроватью и специальный подрамник, позволявший писать картины лежа. Автопортреты — то, что Фрида рисовала постоянно, потому что фактически она сама была единственным, что могла видеть, будучи прикованной к постели.

«Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».

Через несколько лет, восстановившись после аварии, художница приехала к Диего Ривере показать автопортреты, созданные за год, который она провела в постели, закованная в ортопедический корсет. Картины Фриды Кало впечатлили известного художника:

«Они передавали исполненную жизни чувственность, которую дополняла беспощадная, но очень чуткая способность к наблюдению. Мне было очевидно, что эта девочка была прирожденной художницей».

К тому времени страстный Ривера уже расстался со своей второй женой, и ничто не мешало ему увлечься двадцатилетней художницей, остроумной, смелой и талантливой. Невозможно было не влюбиться в незаурядный интеллект Фриды.

Диего был старше на 20 лет, страшен и огромен. Растущие клочьями волосы, выпученные от возбуждения или, наоборот, прикрытые опухшими веками глаза. Его всегда обожали женщины, Диего отвечал взаимностью, но как-то признался: «Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать».

«В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего».

А одна из самых известных картин на эту тему — «Всего несколько уколов». Кровавая постель и мужчина с ножом, стоящий над распростертым телом Фриды.

«Всего несколько уколов»

Ривера изменял жене направо и налево. «Я пыталась утопить свои печали, но эти ублюдки научились плавать. » — и она тоже стала изменять. Ривера ревновал и бесился — ей было непозволительно то, что он позволял себе. После 5 лет скандалов, упреков и ссор они развелись, но через год поженились снова.

Идея картин Кало зашифрована в деталях, фоне, фигурах, появляющихся рядом с изображением Фриды. Или рядом с двумя Фридами. Ей часто приходилось будто разделяться. Она до аварии и после. Она страдающая — она спокойная. На людях она почти всегда была бодрой, заразительно хохотала, громко материлась, пила, курила и вела себя так, будто она самый счастливый человек на свете. Ее истинные внутренние переживания находили выход в картинах и дневнике.

«Автопортрет с распущенными волосами», 1947

Больше всего в жизни Фрида любила саму жизнь — и это магнитом притягивало к ней мужчин и женщин. Несмотря на мучительные физические страдания, она искрилась юмором, могла хохотать до изнеможения, подшучивать над собой, развлекаться и от души кутить. И, только взяв кисть, позволяла себе думать о неизбежном. Она мечтала о ребенке, но страшная травма не позволила ей иметь детей. Три беременности — а это был настоящий подвиг в ее положении — закончились трагично.

Последние 10 лет Фрида Кало вела дневник — успела исписать и изрисовать 170 страниц, которые теперь являются частью ее наследия. 40 лет документ пролежал в закрытом архиве мексиканского правительства, прежде чем его опубликовали. 170 страниц с акварелями и коллажами, воспоминаниями о детстве, записями о болезни и мучительной любви к мужу.

Имя Diego встречается в ее дневнике чаще других слов. Она мучается оттого, что не может найти слов, чтобы высказать ему все о своих чувствах, оттого, что они невыразимы.

«Диего — начало, Диего — мой ребенок, Диего — мой друг, Диего — художник, Диего — мой отец, Диего — мой возлюбленный, Диего — мой супруг, Диего — моя мать, Диего — я сама, Диего — это все».

В 1950 году ей сделали еще 7 операций на позвоночнике, 9 месяцев она провела на больничной койке и теперь уже навсегда осталась в инвалидной коляске. В 1953 году, за год до смерти, ей ампутировали правую ногу, чтобы остановить гангрену. И в это же время в Мехико открылась ее первая персональная выставка. На открытие Фрида прибыла на машине скорой помощи с включенными сиренами. Она улыбалась, в одной руке была неизменная сигарета, во второй — бутылка текилы, в волосах — цветок, в смехе — радость и ирония.

За неделю до смерти Фрида написала картину «Да здравствует жизнь!» — «Viva la vida!» — солнечный натюрморт, в котором сосредоточилось ее отношение к жизни и к смерти.

«Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида».

А потом она все же смогла найти слова, в которых выразила свою любовь к Диего Ривере:

«. В слюне
в бумаге
в затмении
Во всех строчках
Во всех красках
во всех кувшинах
В моей груди
снаружи, внутри.
ДИЕГО в моих устах в моем сердце в моем безумии в моем сне в промокательной бумаге в кончике пера в карандашах в пейзажах в еде в металле в воображении в болезнях в витринах в его уловках в его глазах в его устах в его лжи».

Она записала их на клочке бумаги. Диего получил его за несколько дней до собственной смерти.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector